facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:20


Ближний Восток: будет еще хуже?

Четверг, 14 Январь 2016 13:30

Очередное обострение безысходного противостояния Тегерана и Эр-Рияда, по мнению многих экспертов, приближает опасность полномасштабного вооруженного столкновения между суннитским и шиитским мирами. Демонстративная казнь почти пятидесяти шиитских активистов, в том числе авторитетного проповедника, вызвала массовые волнения в Иране, Ливане, на Бахрейне и в самой Саудовской Аравии, а иранский лидер Али Хаменеи предрек Саудитам «священное возмездие».

Что могут противопоставить друг другу две теократии в гипотетической войне? Иран располагает более чем полумиллионной армией, но при этом военный бюджет страны не превышает десяти миллиардов долларов США. Вооруженные силы Саудовской Аравии (233 тысячи человек) оснащены несравненно лучше – оборонный бюджет королевства составляет 60 миллиардов долларов и считается четвертым в мире. (regnum.ru) Проблема в том, что техническое превосходство саудовской армии сводится почти «на нет» низкой боеспособностью ее личного состава. Эр-Рияд, опасаясь, что в такой ситуации его угрозы в адрес  давнего соперника будут выглядеть легковесными, поспешил заручиться поддержкой своих союзников-единоверцев. Одна за другой суннитские страны Персидского Залива и Африки (в том числе и самые экзотические) начали объявлять о разрыве или снижении уровня дипломатических отношений с Ираном, а власти Бахрейна не замедлили разоблачить у себя в стране подпольную террористическую сеть, якобы связанную с Ираном и «Хезболлой». (newsru.com)  МИД Турции ограничился осуждением «бездействия» иранских властей во время нападений на саудовские дипмиссии в Иране, не высказываясь по конфликту в целом. Тем не менее, позицию официальной Анкары обозначил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, назвав казнь шиитского проповедника в Саудовской Аравии «внутренним делом» этой страны. (newsru.com

Вскоре саудиты созвали  внеочередное заседание Лиги арабских государств, на котором было принято заявление, осуждающее нападения на посольство в Тегеране и генеральное консульство в Мешхеде, а также обвиняющее Тегеран в «провокационных действиях» в отношении Саудовской Аравии. Документ поддержали все участники встречи, кроме представителя Ливана (большинство ливанских мусульман – шииты). Практически единогласная поддержка позволила главе саудовского МИД Аделю Аль-Джубейру на итоговой пресс-конференции пригрозить Ирану конфронтацией со стороны «всех арабских государств», если Тегеран не откажется от поддержки «терроризма, сектантства и насилия».

Конфликт между Тегераном и Эр-Риядом имеет давнюю историю. Причины его коренятся в самых разных сферах – от разногласий в интерпретации ислама до борьбы за рынки сбыта энергоносителей. Серьезное ухудшение отношений началось после исламской революции 1979 года, превратившей Иран в теократическое государство. В 1988 году, в результате нападения демонстрантов на саудовское посольство в Тегеране, погиб саудовский дипломат. А за год до этого почти 400 иранских паломников, прибывших в Мекку для совершения хаджа, погибли в столкновениях с местной полицией.

Саудовская Аравия обвиняет Иран в подстрекательстве к волнениям саудовских шиитов и в религиозно-политическом экспансионизме в целом ряде ближневосточных стран, в которых проживает шиитское меньшинство. Тегеран не остается в долгу, указывая на ущемление Эр-Риядом прав шиитов у себя в стране и на всем Ближнем Востоке, а также на разжигание сепаратистских настроений в иранском Хузестане - провинции, которую в арабском мире предпочитают называть «Арабистан». Ну и наконец, обе стороны не устают обвинять друг друга в поддержке экстремистских организаций.

В последние годы дальнейшему ухудшению отношения способствовали вооруженные конфликты в Сирии и Йемене, где Иран и Саудовская Аравия поддерживают противоборствующие стороны. Уже такое положение вещей рано или поздно должно было привести к взрыву. Кризис на глобальном нефтяном рынке стал катализатором процесса, а казнь проповедника - лишь поводом для разрыва. Замедление экономик ЕС и Китая (а сегодня это основные потребители ближневосточной нефти) вкупе с развитием альтернативных источников энергии обострили  конкуренцию между странами-экспортерами (даже между членами ОПЕК, которая все больше превращается в фикцию). «Некстати» подоспело снятие санкций с Ирана, и скорый выход на сужающийся рынок нефти мощного конкурента заставил Саудовскую Аравию обратиться к экстраординарным мерам. Их цель - спровоцировать Иран на резкие внешнеполитические шаги, которые могли бы стать поводом к возобновлению режима международных санкций, а главное – к введению эмбарго на экспорт иранской нефти. Так что казнь – звено в этой цепи.

Что до прямого военного столкновения между Ираном и Саудовской Аравией (и их союзниками), то оно пока представляется маловероятным. Большие силы шиитской коалиции (Иран, Ирак, Сирия, «Хезболла») отвлекает борьба с суннитскими радикалами в Ираке и Сирии, и открытия нового фронта Иран будет избегать всеми силами. К тому же, прямое участие в вооруженном конфликте с союзным Вашингтону Эр-Риядом чревато для Тегерана возвращением режима санкций.

В свою очередь суннитская коалиция не выглядит предпочтительно в гипотетической религиозной войне. Даже объединенные силы саудитов и их союзников вряд ли смогут противостоять силам шиитского альянса в серьезном столкновении. В гипотетическом конфликте могут быть задействованы только армии арабских государств, да и то Иордания, на границах которой маячит угроза ДАИШ (ИГИЛ), и Египет, чьи «братья-мусульмане» только и ждут удобного случая поквитаться с нынешним режимом, скорее всего, воевать не будут. В крайнем случае - ограничатся символическим участием в боевых действиях. Да и Саудовское королевство в свете экономических потрясений последних лет начинает внимательно считать деньги, и «раскошелиться» на большую войну ему будет крайне сложно. А о «небольшой победоносной» в нынешних обстоятельствах ему мечтать явно не приходится.

Но вот экономическая «война» между Ираном и Саудовской Аравией (кстати, первые взаимные санкции уже введены) и эскалация опосредованного военно-политического противостояния в Сирии и Йемене неизбежны. При этом нельзя исключить расширения зоны вооруженного конфликта на Бахрейн и Ливан. Помимо этого последние события могут понизить способность сирийской оппозиции к компромиссу с Дамаском.

Скорее всего, именно такую картину мы будем наблюдать уже в конце января в Женеве, где, по словам спецпосланника генерального секретаря ООН по Сирии Стефана де Мистуры, должны пройти консультации между сторонами сирийского конфликта.

Не исключено, что Анкара, демонстрирующая все большую утрату чувства реальности, может воспользоваться обострением ситуации и активизироваться в Сирии и Ираке – вплоть до прямого столкновения с местными курдами. Что приведет к обострению ситуации внутри Турции, на юго-востоке которой уже фактически идет гражданская война, которую правящему режиму все труднее выдавать за «антитеррористическую операцию».

МИД России еще в самом начале конфликта призвал стороны к диалогу, но пока призыв не услышан. Однако отказываться от миротворческой инициативы Москва не собирается: «Если наше участие в этом будет как-то востребовано, мы готовы все сделать для того, чтобы конфликт был исчерпан и как можно быстрее», — отметил, говоря о перспективах урегулирования ирано-саудовской конфронтации, российский президент в недавнем интервью немецкой «Bild». (tass.ru) В этой связи французское издание Slate признает: «У Владимира Путина в рукаве есть козырная карта: он может говорить со всеми». (slate.fr) Сможет ли Москва в очередной раз выступить миротворцем на Ближнем Востоке? Для этого есть определенные предпосылки, но прежде всего, это будет зависеть от желания (и способности) Тегерана и Эр-Рияда слушать и слышать друг друга. 

Последнее изменение Четверг, 04 Февраль 2016 16:25
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 172 раз