facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:38


Аргентину качнуло вправо

Среда, 23 Декабрь 2015 23:37

Да, Аргентина слегка поправела. Но этого «слегка», то есть, 2,8% голосов хватило, чтобы на недавних президентских выборах новым главой государства во втором туре был избран оппозиционер от объединения правых партий. Дюжина лет левоцентристского «киршнеризма», осталась в истории. Но это не означает, что на нем следует ставить жирный крест…  

В Москве сразу же задались вопросом: что же теперь будет с недавно объявленными перспективами стратегического партнерства России и Аргентины? Куда и как быстро помчится теперь набравший скорость локомотив «прочного российско-аргентинского взаимодействия»?

Мнения наших и зарубежных политологов на сей счет разделились. Но об этом чуть позже. Сначала – о результатах выборов. 

Итак, десятого декабря на президентский пост торжественно заступил кандидат от оппозиционной правоцентристской партии «Республиканское предложение» (PropuestaRepublicana) Маурисио Макри (MauricioMacri). Будучи лидером этой партии и объединения «Изменим» (Cambiemos), он победил во втором туре всеобщих выборов, опередив на 2,8 пункта своего соперника из правившего на тот момент «Фронта за победу» (FrenteparalaVictoria) Даниэля Сциоли (DanielScioli).

Присягающего нового президента могли наблюдать вживую и на телеэкранах главы и представители десятков государств «ближнего и дальнего зарубежья», миллионы аргентинцев. И далеко не все в стране и за ее пределами с искренней радостью восприняли планы только что принявшего атрибуты высшей власти Маурисио Макри.

Что же ожидает поправевшую Аргентину в ближайшие четыре года? И почему правящая партия уступила оппозиции?

Если проигравший выборы кандидат Даниэль Сциоли обещал в целом продолжить левоцентристскую, в общем-то независимую, прогрессивную политику президента Кристины Фернандес де Киршнер, практически не предложив стране ничего нового, то Маурисио Макри, всегда резко негативно относившийся к политическим и социально-экономическим мерам правительства Кристины Фернандес, узнав о своей победе, сразу объявил о том, что изменит курс республики 12-летнегой эпохи правления семейства Киршнер. Сеньор Макри пообещал стране уже печально известные аргентинцам некие «неолиберальные перемены» с «уменьшением роли государства в экономике» и существенными изменениями в международной политике. Эксперты усмотрели в планах нового главы государства и симптомы неизбежного урезания социальных льгот аргентинцев, которые были введены правительствами Нестора и Кристины Киршнер.

Но что же утяжелило чашу весов оппозиции? Более сладкие обещания лучшей жизни, ошибки в экономике или тяжелые испытания и издержки части бизнес-элиты в борьбе правительства за достоинство и суверенитет страны? Возможно, все это вместе.

Правда, в своей программе Маурисио Макри объявил, что будет добиваться в республике нулевой бедности, упорно бороться с незаконным оборотом наркотиков и трудиться во имя благосостояния всех аргентинцев. Понятно, что без подобных пафосных выражений не обойтись ни одному претендующему на власть политику. Однако, такие слова выходца из богатейшей аргентинской семьи, сына предприимчивого итальянского эмигранта, сумевшего сколотить огромное состояние, мягко говоря, вызывают некоторое сомнение. В биографии Маурисио Макри есть и такие вехи, как президентство в популярном аргентинском футбольном клубе «Бока Хуниорс», а также управление в качестве мэра столицей страны – Буэнос-Айресом.        

Новый министр иностранных дел и культов Аргентины Сусана Малькорра (SusanaMalcorra) уже заявила, что внешняя политика республики претерпит «существенные изменения». Прежде всего, она будет дезидеологизирована и станет сугубо прагматичной. В первую очередь, Аргентина начнет сближение с Соединенными Штатами и уладит с ней все экономические разногласия. Сусанна Малькорра выразила также надежду, что президент США Барак Обама в следующем году обязательно посетит ее страну. Другим приоритетом будет развитие добрососедских связей с Бразилией и Чили. Недаром же Маурисио Макри еще до своей инаугурации посетил президентов этих двух стран.

С Венесуэлой политика будет изменена в сторону жесткой критики. Если ранее Макри обещал после своей победы заняться изгнанием социалистической Венесуэлы из регионального торгово-экономического объединения Южной Америки МЕРКОСУР, то после победы венесуэльских правых на парламентских выборах он смягчил свою позицию и решил в этом вопросе взять паузу и ужесточить критику правительства Венесуэлы в «области нарушения прав человека». И конечно же, с точки зрения так называемых «демократических ценностей» Запада.  

Как заявила министр Сусана Малькорра, Аргентина намерена также пересмотреть свои отношения и с Китаем, «в том числе путем прагматичного диалога с Пекином».

Что же касается отношений Буэнос-Айреса с Москвой, тут пока много неясностей. В общем контексте российско-латиноамериканских связей Аргентина занимает особое место.

«Уникальность Аргентины для нас состоит в том, что здесь сложилась самая крупная в Латинской Америке российская диаспора – порядка 300 тысяч человек, - отмечает известный специалист по латиноамериканскому региону, доктор экономических наук ИЛА РАН, профессор Петр Яковлев. – Эмиграция в Аргентину состояла из нескольких волн, совпавших с ключевыми событиями российской истории. В их лице Россия располагает сторонниками, а в ряде случаев и участниками российско-аргентинского экономического и культурного сотрудничества. Россияне внесли ощутимый вклад в промышленное, научное и культурное развитие Аргентины. Они привезли сюда многие сорта сельскохозяйственных культур, которыми республика славится в настоящее время. Это подсолнечник, лен, твердые сорта пшеницы. Русские также организовали на аргентинской земле плантации чая, который теперь экспортируется в целый ряд стран, включая Россию».

И еще. Аргентина, по мнению Петра Яковлева, относится к числу тех немногих государств, которые, несмотря на внешние отличия, в экономическом и социально-политическом плане имеют много общего с Россией. И эта «похожесть» двух стран имеет глубокие исторические корни и носит не только конъюнктурный, но и структурный, системно-образующий характер.   

К примеру, обе наши страны имеют в основном образованное и технически грамотное население, способное решать стратегические задачи перехода в постиндустриальную стадию развития, полагает Петр Яковлев. Однако эти возможности реализуются ими далеко не полностью, что является мировыми примерами неэффективного использования человеческого, интеллектуального потенциала.

Кроме того, оба наши государства располагают уникальными природными ресурсами, огромными экономическими возможностями. Но и эти ресурсы используются однобоко, и эту, и многие другие проблемы обе страны могли бы решать сообща.

Взаимное притяжение Аргентины и России имеют под собой прочную основу и охватывает все ключевые сферы нашего взаимодействия: экономику и торговлю, политико-экономическую деятельность, военно-техническое сотрудничество, научные, культурные и гуманитарные связи. И что принципиально важно, - российская и аргентинская экономики дополняют друг друга. Одна страна производит и экспортирует товары, которые импортирует другая, и наоборот. Это - объективная предпосылка для устойчивого хозяйственного взаимодействия, подчеркивает Петр Яковлев.  

Только в октябре этого года наши государства отметили 130-летие наших дипломатических отношений, которые были установлены 22 октября 1885 года (а 6 июня 1946 – с СССР). За это время в Аргентине сменились 17 послов нашей страны, состоялись визиты высшего и высокого уровня, подписано множество двусторонних документов, развито торгово-экономическое и научно-техническое сотрудничество, налажены гуманитарные связи. И было бы глупо с приходом в Буэнос-Айресе нового президента и правительства нашим народам лишиться даже части достигнутого.    

Многие российские и аргентинские эксперты предполагают, что наши страны смогут сохранить (а может, даже и нарастить) объём сотрудничества и при президенте Маурисио Макри. После существенного прекращения импорта продовольственных товаров в Россию из ЕС и США объём поставок продуктов из Аргентины на российский рынок значительно вырос. Вместе с тем, Аргентина испытывает серьёзные финансовые затруднения и вынуждена искать денежной поддержки не только в таких традиционных организациях, как Всемирный банк или Международный валютный фонд, но и в структурах, связанных с БРИКС. И в этих структурах могут быть реализованы серьёзные перспективы для аргентинской национальной валюты, убеждены российские политологи. Таким образом, есть основания полагать, что политика Буэнос-Айреса в отношении Москвы при новом президенте резко не изменится. Хотя вряд ли правительству Маурисио Макри удастся избежать давления Вашингтона и на этом направлении. И, несмотря на прагматизм в его политике, от каких-то проектов российско-аргентинского взаимодействия, возможно, ему все-таки придется отказаться. Хотя бы временно. Такое мнение среди экспертов тоже высказывается.

…Разница в победе Маурисио Макри на выборах менее 3 пунктов свидетельствует о том, что Аргентина в своих политико-экономических предпочтениях фактически разделилась почти на две половины. С таким результатом президенту будет непросто безоглядно и кардинально менять курс республики.

Бывший президент Кристина Фернандес де Киршнер в октябре 2011 года заявила: «Я беру на себя ответственность изменить курс аргентинской истории последних 200 лет. Это будет проект, который объединит всех в нашем многообразии»… У нее, как видим, это не совсем получилось. Аргентина по-прежнему оказалась разделенной почти пополам на правых и левых. Теперь улучшать благосостояние всем аргентинцам обещает правоцентристский прагматик Маурисио Макри. Кристине Фернандес де Киршнер удалось вернуть своей стране достоинство и независимость, запустить новые механизмы развития. Чем порадует соотечественников новый президент и его правительство?

Последнее изменение Четверг, 04 Февраль 2016 16:11
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 336 раз