facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 6:22


Причерноморье: турецкие амбиции

Среда, 16 Декабрь 2015 14:17

Еще недавно Турция была одним из главных нарушителей санкционной блокады Крыма. В Крыму продолжал работать турецкий бизнес, подрядчиком строительства Соборной мечети была известная на полуострове компания "Эрбек", шла работа по налаживанию паромного сообщения. Но даже тогда в российско-турецких отношениях не обходилось и без традиционной византийщины со стороны президента Реджепа Тайипа Эрдогана: визит в Киев, взаимно исключающие заявления в отношении статуса Крыма, эмоциональная реакция на визит Президента Владимира Путина в Армению. Но многолетние экономические связи всегда оставляли надежду на взаимовыгодные договоренности.

Наблюдая рост результативной активности России на Ближнем Востоке, Турция увидела угрозу своим позициям и необъявленной стратегии господства в Причерноморье. 
Теперь можно с уверенностью сказать, что угроза была оценена турецкой стороной настолько серьезной, что даже экономические факторы отношений с Россией, сулившие миллиардные прибыли и инфраструктурные выгоды (строительство АЭС) отошли на второй план.

Что же вывело Эрдогана из равновесия (теперь мало кто сомневается, что все произошло не без его личного согласия)? Сначала Крым, который резко усилил позиции России в Причерноморье, сбалансированная политика в отношении Армении и Азербайджана в Карабахском конфликте, уверенные действия в Кавказском и Каспийском регионах, и, наконец, участие России в сирийском конфликте, что дало основание появиться надежде на сохранение Сирии как государства, да еще при взаимодействии с Ираном и Ираком, а также курдами - вечной проблемой Турции.

Спусковым крючком турецкого кризиса стали успехи России по созданию антиигиловской коалиции, тем более, что в этот процесс, активно включилась Франция после потрясших страну и мир терактов. Су-24 был сбит накануне визита президента Франции Франсуа Олланда в Москву. Думается, что в истории решения сбить Су-24 не обошлось без катализаторов – заокеанских игроков в лице США, которых тоже не устраивал российский формат коалиции против ДАИШ.

Провозглашенная в прошлом Ахметом Давутоглу стратегия «ноль проблем с соседями» за короткое время превратилась в стратегию «неоосманизма», и как результат, в стратегию – «максимум проблем со всеми соседями». Судя по всему, не произнося это вслух, президент Эрдоган считает Сирию частью бывшей Османской империи и рассчитывает на исчезновение Сирии как государства и установление над этой территорией, по крайней мере, ее частью, турецкого протектората.

Благословив Эрдогана на резкие движения в отношении России, что ему США могли пообещать?

Поддержку в реализации его курса «неоосманизма»? Едва ли, это перекройка всей региональной карты, грозящая абсолютным хаосом.

Помощь в завоевании статуса основного газового транзитера для Европы? С определенными оговорками – возможно.

Содействие в ассоциации с ЕС с последующим присоединением? Но это, несмотря на все влияние, не решаемая проблема даже для США. 

Главное, как нам кажется, в турецкой истории начинают проявляться черты новой стратегии США в рамках теории хаоса: не позволить сформироваться ни в какой форме российско-европейскому альянсу, окунуть Европу в гуманитарный кризис с беженцами и терактами с последующей радикализацией настроений европейцев, окружить Россию зонами напряженности, перемежающимися с зонами вооруженных конфликтов. Играя на гигантских амбициях турецкого президента, США могут получить опосредованную форму протектората над Эрдоганом, стоящим на краю политической пропасти, и его страной. Это уже успешно сделали с Украиной. И здесь явно просматривается реализация плана создания дуги напряженности вокруг России - от Прибалтики, через Украину - до Турции.

Этот план реализуется стремительно. «Союз двух парий» - Украины и Турции оформляется с завидными темпами. 26 ноября государственный концерн «Укроборонпром» сообщил, что есть договоренность с турецкой стороной: «Украина и Турция совместно построят морскую промышленность для усиления безопасности в акватории Черного моря. Это направление будет одним из ключевых аспектов сотрудничества между странами» (ru.tsn.ua). Кроме того, заместитель гендиректора по внешнеэкономической деятельности «Укроборонпрома» Денис Гурак заявил, что «предприятие решило привлекать иностранные инвестиции для развития отечественного ОПК по международным стандартам». Шифр здесь немудреный – с помощью Турции перейти на стандарты НАТО в вооружениях.

1 декабря стало известно о намерении Президента Украины Петра Порошенко в начале 2016 года посетить Турцию. Договоренность о визите была достигнута между двумя президентами 30 ноября на 21-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата COP21 в Париже. Весьма красноречиво содержание разговора президентов, обнародованное украинской стороной: «Мы ждем от этого визита прорыва. Будет продемонстрирован ряд наработок в вопросах экономического, политического сотрудничества и сотрудничества в сфере безопасности», — сказал Порошенко. В ходе встречи Эрдоган сообщил свою версию «нарушения воздушного пространства Турции» российским самолетом Су-24, который был сбит турецким истребителем. В свою очередь украинский президент проинформировал своего коллегу о развитии ситуации на Донбассе, сообщает пресс-служба главы Украины. Президенты Украины и Турции также заявили, что никогда не признают «аннексии украинского Крыма». (investigator.org.ua)

Наблюдая эти события, эксперты говорят о параллелях между Турцией и ситуацией на Украине. Директор Института актуальной экономики, кандидат юридических наук Никита Исаев: «Разумеется, Турция — это один из фронтов Соединенных Штатов Америки по всему миру. Украина — такой же фронт. Обратите внимание, Турция сейчас разыгрывает газовую карту, так же, как разыгрывала Украина газовую карту». (regnum.ru)

А параллели весьма очевидны – также как Украина стремилась когда-то к туркменскому газу, также сейчас и Турция намерена оформить газовые отношения с Туркменистаном, как альтернативу отношений с Россией. Накануне визита президента Турции в Туркменистан, глава турецкого правительства Ахмет Давутоглу сделал 8 декабря скандальное заявление на закрытом заседании Совбеза ООН, касающееся военной операции России в Сирии: «Россия пытается провести этнические чистки на севере Латакии, чтобы заставить всех туркмен и суннитское население, которое не поддерживает добрые отношения с режимом Башара Асада, покинуть эти места». (kommersant.ru) Таким образом, накануне визита Эрдогана, Анкара хочет предстать перед Ашхабадом «защитницей туркмен» (туркоманов) и сторонником идеи единства тюркских народов, представители которого рассеяны по Ближнему Востоку и Центральной Азии.

В новых условиях Турция избрала для себя роль форпоста для Запада в условиях усиления России и агрессии «Исламского государства», намереваясь выторговывать себе определенные выгоды, как в реализации экономических проектов, так и в реализации своих интересов на Ближнем Востоке.

Попытка, как говорят, «поставить себя» с помощью Су-24, оказалась одновременно и главной ошибкой Эрдогана. Нельзя исключать, что здесь его разыграли в своих интересах как внешние игроки в лице США, так и внутренние соперники в лице касты военных, в которых Эрдоган всегда видел основную внутреннюю угрозу, и которых периодически подвергал репрессиям. Сейчас их позиции вновь усиливаются, так как страна втягивается в вооруженное противостояние. Военные торопиться не будут (теперь они «султану» нужны), а будут копить потенциал и ждать момента максимальной политической слабости Эрдогана, которая наступит, когда станет ясно, что «неоосманизм» не соответствует интересам ни одного из мировых игроков. Для Эрдогана это будет как удар с разбегу о стену. Кроме того, существует еще и фактор турецкого бизнеса, который потерял миллионные и миллиардные контракты с Россией, а также фактор российского туризма.

Вслед за обвинениями России в надуманных «этнических чистках» в Сирии, Турция по логике развития событий скоро должна активно заняться крымско-татарским вопросом в русле идей т.н. «меджлиса крымско-татарского народа». И, похоже, уже занялась - в блокаде Крыма приняли участие представители турецкой экстремисткой организации «Серые волки», которые по некоторым источникам, расстреляли российского летчика из сбитого Су-24. (crimea.ria.ru). Тень «Серых волков» в украинский период появлялась над Крымом в связи информацией о тренировочных лагерях экстремистов на полуострове, об их причастности к вербовке крымских татар для участия в конфликтах на Кавказе, а затем – в Сирии. Украина и ранее, при откровенной слабости спецслужб, была территорией притяжения разных радикальных и экстремистских групп, которые сейчас могут действовать на Украине почти открыто.

Теперь в контексте амбиций Эрдогана и его политики «неоосманизма» крымско-татарский вопрос может занять в турецкой внешней политике место наряду с курдским и армянским вопросами, вопросом будущего Сирии. И основная активность по «крымско-татарской проблеме» будет концентрироваться там с подключением к процессам диаспоры крымских татар в Турции и координацией действий с «меджлисом» в Украине.

Таким образом, основными факторами, влияющими на политику Турции в настоящий момент являются – влияние США, усиление России на Ближнем Востоке, амбиции президента Эрдогана и его поиск новых региональных партнеров в противостоянии с Россией.

Последнее изменение Четверг, 04 Февраль 2016 16:25
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 234 раз