facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:20


Фантомные боли политики Анкары

Понедельник, 14 Декабрь 2015 17:34

В ночь на 5 декабря Турция перебросила на свою базу неподалеку от Эрбиля (административная столица Иракского Курдистана – А.И.) пехотинцев, танки и артиллерию – всего по разным данным от 130 до 600 человек. В планах турецкого командования было увеличить состав базы до 2000 человек. (http://yenisafak.com.tr; http://www.hurriyet.com.tr) Передислокация, по заявлениям турецкого руководства, была предпринята в целях усиления боевой подготовки «туркмен – суннитов и шиитов, арабов-суннитов, а также курдов», воюющих против ДАИШ.

Реакция последовала незамедлительно. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади потребовал от Турции вернуть войска на турецкую территорию в течение 48 часов, пригрозив в противном случае принять «серьезные меры», вплоть до обращения в Совет Безопасности ООН. Ошибкой назвал действия Анкары Тегеран, а командование Народного ополчение Ирака через своего пресс-секретаря Карима ан-Нури распространило заявление, в котором говорилось: «Народное ополчение предпримет адекватные меры в отношении турецких сил в случае их отказа покинуть (территорию Ирака) по окончании срока, установленного правительством страны». (Цит. по: http://www.aif.ru)

По просьбе России Совбез ООН провел закрытое заседание, на котором обсуждались действия анкарской администрации, предпринятые без согласия багдадских властей. Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин по окочании заседания сообщил: «Члены СБ расценили эти действия как «враждебный акт» и потребовали незамедлительного вывода войск». (http://www.newsru.com)

Выводить войска Анкара отказалась, но «принимая во внимание обеспокоенность иракского правительства», переброску новых подразделений приостановила. Официальный представитель МИД Турции Танжу Бильгич попытался объяснить действия своей страны необходимостью усилить оборону лагеря, где проходят обучение иракские ополченцы, воюющие против ДАИШ, и заверил Багдад в уважении к целостности и суверенитету Ирака. По словам дипломата, усиление гарнизона тренировочного лагеря было согласовано с руководством и Курдской автономии, и Ирака. (http://www.milliyet.com.tr) Вскоре слово взял премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу: «Мы не заримся ни на чьи земли. В Ираке (на этой базе) более полутора лет обучаются военные… Увеличение личного состава, о котором идет речь – это рутинная ротация, направленная на обеспечение безопасности наших военнослужащих в случае нападения ДАИШ. Прочие трактовки являются ангажированными. Я написал об этом премьер-министру Ирака и нанесу визит в  Багдад в ближайшее время». Передислокация военнослужащих, если верить турецкому премьеру, проведена в рамках соответствующих договоренностей. (http://www.milliyet.com.tr) Ну а затем и турецкий президент исключил саму вероятность отвода войск.

Примечательно, что с официальной Анкарой солидаризовался лидер Иракского Курдистана Масуд Барзани, заявивший, что, по его мнению, «кризис вокруг Мосула между Турцией и Ираком искусственно раздувается», т.к. между сторонами существует соглашение о подготовке добровольцев.

Эти заявления дезавуировал Сергей Лавров. По словам российского министра иностранных дел, официальный Багдад наличие договоренностей на этот счет отрицает, а турецкие войска перебрасываются в район, «где раньше никаких тренировок турки ни с кем не проводили». (http://www.vz.ru)

Да и информационный фон, на котором произведена «рутинная ротация», явно придает ей иной смысл. В пространной статье ведущий обозреватель проправительственной газеты Star Хасан Озтюрк утверждает: «Сегодня мы чувствуем необходимость поднять голову. Ни Германия, ни Англия, ни Россия, ни Америка вплоть до вчерашнего дня не прекращали строить планы в отношении нашей родной земли (…) И раз уж Первая мировая война еще не закончена, и наш регион снова перекраивается, нам тоже есть что сказать (… ) Турция никогда не забывала о том, что она является продолжением Османской империи». (http://star.co.tr) Еще более откровенно высказывается газета Yeni Şafak, считающаяся в Турции «рупором правительства». Статья главного редактора издания Ибрагима Карагюля полна рассуждениями на тему о том, что «российско-турецкий кризис сделал зримыми «планы России и цели Ирана в отношении Турции». В такой обстановке, по мнению автора, критиковать действия турецкого руководства в регионе – это «прямая измена родине». «Все мы сельджуки, все мы османы», и «ограничить Турцию пределами Анатолии уже невозможно. Мы знаем, что защита Анатолии проходит через Сараево, Баку, Дамаск, Багдад. Даже через Красное море, через Каспийское море, через Суэцкий канал», - заключает автор. (http://yenisafak.com.tr)

Похоже на то, что кризис «сделал зримыми», скорее, планы и цели Турции, нежели России и Ирана.

Немного об истории вопроса. Согласно декларации независимости (т.н. «Национальный обет»), принятой турецким парламентом в 1920 году, на тот момент еще гипотетическая Турция должна была включать вилайет Мосул с городами Мосул, Киркук, Эрбиль и еще ряд территорий, сегодня входящих в состав других стран: Сирии, Болгарии, Греции, Грузии, Армении. На Лозаннской конференции мировое сообщество признало новое государство де-юре, но в несколько суженных границах: в частности, вилайет Мосул был присоединен к британскому Ираку. В Турции об этом не забывали никогда.  В начале 90-х, когда начал распадаться Советский Союз, а в Персидском заливе шла война, реваншистские настроения в турецкой элите ожили в очередной раз. В январе 1991-го президент Турции Тургут Озал на встрече с главными редакторами СМИ посетовал: «Если бы Иненю (Исмет Иненю – руководитель турецкой делегации на Лозаннской конференции – А.И.) был понапористее, они бы отдали нам Мосул». Примерно тогда же премьер-министр Сулейман Демирель поручил Генштабу «на всякий случай» подготовить план захвата Мосула и Керкука. (http://t24.com.tr)

Впрочем, «осваивать» этот район турецкая армия начала еще с конца 80-х годов, периодически подвергая бомбардировке расположенные здесь базы Рабочей партии Курдистана и проводя наземные рейды на территории сопредельного государства. А выстраивая отношения с Иракским Курдистаном, особенно в энергетической сфере, Турция все чаще действовала в обход центрального правительства Ирака. И вот теперь, когда Ближний Восток охвачен новой войной, Анкара демонстративно усиливает свое военное присутствие здесь вопреки протестам иракских властей. По сути, речь идет о курсе на дезинтеграцию соседней страны с прицелом на установление протектората над Иракским Курдистаном в той или иной форме. В свою очередь, администрация Масуда Барзани в стремлении максимально дистанцироваться от Багдада рассматривает Турцию как важный противовес центральному правительству в Багдаде и как источник инвестиций. Для Турции же этот район важен в качестве стратегического форпоста в ее геополитических играх, источника энергоносителей, рынка сбыта товаров - особенно теперь, после начавшегося спада торгово-экономической активности в отношениях с Россией.  

Шумиха, вдруг поднятая в Турции вокруг «проблемы сирийских туркмен» (как-будто у других сирийских этносов проблем нет), позволяет предположить наличие определенных планов турецкой политической элиты в отношении северо-запада Сирии. Тем более что  территории вокруг Алеппо в Турции негласно считаются «незаконно потерянными». Однако решительные действия сирийских правительственных войск и российской авиации в этих районах, похоже, заставили с этими планами распрощаться. Прощание было тяжелым: разочарование нередко переходило в озлобленность в отношени России; а турецкий премьер Ахмет Давутоглу даже договорился до обвинения нашей страны в проведении «этнических чисток» среди туркмен и арабов-суннитов, населяющих приграничные с Турцией территории. Попутно газета Yeni Şafak напомнила, что условия Конвенции Монтре подлежат пересмотру каждые 20 лет, и в июле 2016-го как раз наступит такой момент. Тогда Турция, по информации издания, может поднять вопрос о пересмотре регламента прохождения военных кораблей через Проливы. 

Мимоходом досталось и голландцам: толпа националистов забросала генеральное консульство Королевства Нидерландов в Стамбуле тухлыми яйцами. Причина – в соседстве с российским генконсульством (между двумя зданиями всего метров сто пятьдесят) и в схожести государственных флагов обеих стран. Ничего не поделаешь – перепутали. Бывает!

Но вернемся к турецкой базе в Ираке. Даже если принять турецкую аргументацию, ни 130, ни даже 600 солдат не смогут обеспечить безопасность военных инструкторов в случае крупномасштабной атаки террористов. Да и сам характер многогранных отношений между Турцией и «Исламским государством» ставит под сомнение вероятность такой атаки. Скорее, турецкие военнослужащие - это «заложники наоборот». На случай возможного наступления иракских или иранских войск в Иракском Курдистане - на днях иранский бригадный командующий Ахмед Реда Бордстан заявил, что Тегеран допускает возможность участия уже не «добровольцев», а своих регулярных войск в борьбе с ДАИШ на территории других стран. (http://ng.ru)

Похоже, поняв, что силовое свержение законного правительства Башара Асада, а заодно и установление протектората над «вилайетом Алеппо» из области возможного переходит в область желаемого, Турция сосредоточила усилия на «вилайете Мосул». Забывая при этом о риске оказаться в международной изоляции.

Последнее изменение Четверг, 04 Февраль 2016 16:26
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 182 раз