facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:48
Показать содержимое по тегу: ИГИЛ

Боевики «Имарата Кавказ», якобы, в полном составе присягнули на верность ИГИЛ и его «халифу» Абу-Бакру аль-Багдади. (https://www.kavkaz-uzel.ru/articles/264409/) Даже если информация не вполне корректная, тенденция к росту авторитета Исламского государства среди исламских радикалов и к «расползанию» его по планете налицо. Последователи аль-Багдади множатся повсюду – от Черной Африки до Юго-Восточной Азии.

Главных врагов ИГИЛ его «официальный представитель» обозначил в послании, обнародованном накануне священного месяца рамазан. В нем Абу Мухаммед Аднани призвал всех мусльман усилить «атаки на неверных: христиан, шиитов и суннитов, которые сотрудничают с коалицией, возглавляемой США». (http://www.hurriyet.com.tr/dunya/29362844.asp) Продолжение последовало: 26 июня были совершены теракты на химическом заводе во Франции, в шиитской мечети в Кувейте, в двух отелях в Тунисе и против контингента Африканского союза в Сомали. За тремя первыми, судя по всему, стоит «Исламское государство», четвертый совершен боевиками «Аш-Шабаб», присягнувшей на верность ИГИЛ.

Международная коалиция не зря поставлена в заявлении Аднани на последнее место: в ее нынешнем формате она вольно или невольно преследует целью прежде всего повышение рейтинга действующего президента США. Хотя, ее воздушные «уколы» и отдельные рейды спецназа, безусловно, беспокоят террористов. Этим, да еще поставками вооружений силам, противостоящим ИГИЛ, по существу и ограничивается вклад «христианского Запада» в борьбу. Исключение - левантийские христиане, воюющие за свое физическое выживание. В целом же на Западе господствует мнение, высказанное Ричардом Хаасом, главой Совета по международным отношениям (Нью-Йорк): «Чтобы справиться с новой угрозой, мировым державам нужно перекрыть террористам денежные потоки и остановить поток новобранцев в «Исламское государство». (http://www.forbes.ru/ mneniya-column/mir/285929-pobedit-igil-chto-ostanovit-razrastanie-krizisa-na-blizhnem-vostoke) Слова безусловно правильные, но противник сегодня другой: это не подпольная ячейка террористов, зависящая от внешнего финансирования, а квазигосударство, контролирующее территорию проживания 6-8 миллионов человек, печатающее собственные «паспорта» и золотые динары. ИГ ежегодно «зарабывает» несколько миллиардов долларов, продавая на черном рынке нефть и археологические артефакты, получая выкуп за заложников, облагая налогами местных жителей и т.п. Остановить поток новобранцев, пока этого не захотят прифронтовые страны, и прежде всего Турция, невозможно. С нее и начнем.

Турция. В нынешней внутриполитической ситуаци Реджепу Таййипу Эрдогану не помешала бы короткая победоносная война. Но серьезная операция против ИГИЛ не будет короткой, будет сопряжена с крупными потерями и еще неизвестно, будет ли победоносной – турецкая армия привыкла действовать против курдских партизан имея многократное численное превосходство и будучи в непосредственной близости от своих баз. Так что реальные риски превышают гипотетическую выгоду. По словам премьер-министра Ахмета Давутоглу, «Турция в полном объеме подключится к военной операции лишь после того, как международная коалиция включит в свою стратегию военные меры по борьбе с силами президента Башара Асада... нам нужно, чтобы на место ИГИЛ не пришли войска сирийского режима или террористы из Курдской рабочей партии». (http://www.regnum.ru/news/polit/ 1861234.html) Ему вторит министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу: «...военизированная группировка сирийских курдов партия «Демократический союз» (активно противостоящая «Исламскому государству» в Сирии и Ираке – А.И.) является террористической организацией, как и ИГИЛ. Неправильно поддерживать и вооружать одну террористическую группу, чтобы противостоять другой». (Там же) Так что, мягко выражаясь, неоднозначная позиция, которую по целому ряду причин анкарский режим занимает по отношению к ИГИЛ, заставляет считать масштабное вооруженное вмешательство Турции маловероятным. Во всяком случае, нынешнее политическое руководство страны вряд ли пойдет дальше оккупации и обустройства на сирийской территории буферной зоны для обеспечения безопасности своей границы.

Курды. Курдское ополчение на сегодняшний день дает, пожалуй, самый жесткий отпор исламистам. Несколько дней назад под контроль сирийских курдов перешел город Айн Исса, находящийся всего в 50 км от Ракки, объявленной столицей «Исламского государства». Но слабость курдов в том, что, несмотря на постепенное налаживание взаимодействия между отдельными формированиями, они в значительной степени все еще остаются разобщенными. Лидеры наиболее сильных в военном отношении Демократической партии Курдистана (Ирак), Патриотического союза Курдистана (Ирак),  Демократического союза (Сирия) и Рабочей партии Курдистана (Турция) находят консенсус далеко не всегда и не по всем вопросам (в меньшей степени это относится к двум последним группировкам).

Иран. С ИГИЛ в Ираке сражаются иранские (шиитские и курдские) добровольцы, а также, по многим данным, нерегулярные части вооруженных сил Исламской республики Иран. С оговорками сюда же можно отнести отряды ливанской «Хезболлы», фактически подконтрольной Тегерану. При этом нельзя исключить заинтересованности иранского руководства и в крупномасштабной операции. Она обеспечила бы и помощь сирийским и иракским единоверцам (все-таки Иран позиционирует себя в качестве патрона шиитов всего мира). Но слишком велики риски: трансграничная операция скорее всего вызовет обвинения в агрессии, чего Тегерану, который как никогда близок к снятию санкций, совсем не хочется. Хотя «точку невозврата» Тегеран озвучил через секретаря Высшего Совета по национальной безопасности Ирана Али Шамхани: «Любые угрозы ИГИЛ в отношении Багдада или шиитских святынь (в городах Кербела и Наджаф, расположенных южнее Багдада – А.И.), а также любые попытки приближения боевиков к иранским границам являются тремя красными линиями Исламской республики в отношении группировки». (http://regnum.ru/ news/ economy/ 1932073.html) Принимая во внимание недавнее заявление такого европейского эксперта как Хавьер Солана о том, что «Иран — единственная страна, которая может противостоять террористической группировке ИГИЛ», (http://regnum.ru/ news/polit/1936182.html) можно предположить, что на очередном раунде переговоров с «шестеркой», речь пойдет не только о ядерной программе.

Сирия. По словам представителя Совета безопасности России Евгения Лукьянова, «Совбез считает, что основная надежда стран Персидского залива – Дамаск во главе с Башаром Асадом. По мнению ведомства, только режим Асада может остановить ИГИЛ». (http://www.u-f.ru/News/u380/2015/06/24/717673) В иных обстоятельствах это и было бы так, но сейчас режим Асада, к сожалению, занят решением других, более насущных, задач.

Армии стран Персидского залива небоеспособны. Не хуситов же снаряжать на берега Евфрата! Есть еще Иордания, располагающая значительными вооруженными силами, чей офицерский корпус укомплектован в основном воинственными и дисциплинированными «черкесами», т.е. выходцами с Северного Кавказа. Но больше трети ее населения составляют палестинцы, чья реакция на возможное столкновение с ИГИЛ труднопредсказуема.

Ирак. Несмотря на щедрую военную помощь и усилия западных инструкторов, армия страны, по сути, существующей лишь на карте, раз за разом демонстрирует неспособность к сопротивлению боевикам, чье наступление на багдадском театре военных действий в большой степени сдерживает ополчение иракских шиитов. А стопорится это наступление чаще всего в результате активизации антиигиловских сил на других направлениях.

В чем же видится ключ к стратегическому успеху?

«Исламское государство» уже позиционирует себя в качестве всемирного халифата, и в этом его сила и слабость одновременно. Статус «единственно правильной исламской державы» вынуждает его действовать сразу на всех фронтах. Соответственно, скоординированное наступление с разных направлений на территорию подконтрольную боевикам ИГИЛ, более успешно действующим при внезапных атаках, нежели в условиях обороны, вполне может привести к перелому в ходе войны. Вот только удастся ли обеспечить координацию? Дело в том, что основные противники исламистов прежде всего решают собственные задачи. Сирийские курды взяли под контроль практически всю «национальную» территорию, и теперь будут рещать задачу ее удержания. Иракские курды ждут окончательного распада Ирака с тем чтобы, не опасаясь негативных последствий, объявить о независимости «своего» Курдистана. Распада Ирака ждет и Иран, поглядывая на южные районы западного соседа: почему бы там не появиться шиитскому государству-сателлиту? Для Турции крайне нежелательно обретение государственности курдами - сирийскими ли, иракскими ли: и те и другие явят пример для подражания курдам турецким. Пусть и дальше все они воюют с «Исламским государством». Широкомасштабного вмешательства по линии ООН или НАТО тоже стало бы неожиданностью: горький опыт операций против талибов и Саддама Хусейна, мировая рецессия, Греция, санкции против России и ее ответные меры... А тут еще отправка на заморский фронт тысяч и тысяч солдат? Какое правительство сегодня пойдет на такой репутационный риск и на такие расходы?

Представляется, что может оказаться прав процитированный выше Ричард Хаас: «Ликвидация ИГИЛ — недостижимая в ближайшем будущем цель. Правильнее говорить о его ослаблении». (http://www.forbes.ru/mneniya-column/mir/285929-pobedit-igil-chto-ostanovit-razrastanie-krizisa-na-blizhnem-vostoke) Даже если «Исламское государство» удастся лишить победной динамики, его место вскоре займет кто-то другой – в Африке, на Среднем или на том же Ближнем Востоке.

Да и не в ИГИЛ дело. Исламский радикализм коренится в духовной сфере, значит, и бороться с ним нужно в духовной сфере. Путем выстраивания идеологической и моральной альтернативы, основанной на традиционных религиозных ценностях. Работа длительная и кропотливая. Жаль, что сильным мира сего пока не до нее: у них то выборы, то кризисы, то еще какая неотложная напасть. 

Турция – ИГИЛ: игра с огнем

Четверг, 04 Июнь 2015 13:15 Опубликовано в Геополитика

Несколько дней назад стамбульская прокуратура начала расследование в отношении газеты «Джумхуриет», выдвинув против нее обвинение в пособничестве терроризму. Все из-за того, что на сайте газеты были опубликованы фотоматериалы более чем годичной давности о досмотре содержимого грузовиков, перевозивших оружие в Сирию. Как тогда выяснилось, грузовики принадлежали Национальной разведывательной организации Турции, а в накладных значился совсем другой груз: «гуманитарная помощь (сирийским и иракским – А.И.) туркменам». Инцидент произошел из-за несогласованности действий различных силовых структур. Тогда разгорелся огромный скандал, стоивший постов нескольким высокопоставленным силовикам и приведший к снижению рейтинга правительства. Понятно, что оружие, следовавшее в Сирию, предназначалось не для режима Асада.

Те злополучные грузовики - только один из самых ярких примеров помощи турецкого режима сирийской оппозиции, тон в которой задают и задавали год назад исламские радикалы. В целом примеров этих, ставших достоянием общественности, десятки.

Дэвид Л. Филипс из Колумбийского университета (США), проанализировав такие сообщения в американских и турецких СМИ за последний год, опубликовал работу, в которой сгруппировал обвинения в адрес Анкары относительно поддержки «Исламского госуларства» по нескольким пунктам: передача оружия и боеприпасов; оказание транспортной и логистической поддержки; полевая подготовка боевиков; оказание медицинской помощи раненым боевикам; покупка у ИГИЛ нефти и, таким образом, финансирование организации; вербовка боевиков для ИГИЛ; прямое участие турецких военнослужащих в боестолкновениях на стороне ИГИЛ; наконец, наличие «у Турции» и ИГИЛ «общего мировоззрения». (http://www.diken.com.tr/amerikali-akademisyenin-gozunden-turkiye-isid-isbirligine-dair-dokuz-iddia/) Обвинения более чем серьезные, но они подтверждаются признаниями непосредственных участников боевых действий с обеих сторон (см., например: http://t24.com.tr/haber/turkiyenin-suriyedeki-cihatci-ceteleri-destekledigini-belgeledik/239799; birgun.net/haber/reyhanlida-kampimiz-var-11330.html; http://t24.com.tr/haber/reyhanlidaki-sakalli-suriyeliler-silahlari-gece-sivil-turklerden-aliyoruz/230064; http://www.taraf.com.tr/dunya/isid-uyesinden-turk-ordusu-hakkinda-sok-iddia/). Турецкие власти все отрицают, но не очень убедительно. Так, например, министр обороны Исмет Йылмаз, комментируя обвинения комиссии ООН в поставках вооружений сирийской оппозиции, утверждал, что в Сирию под жестким таможенным контролем направляются лишь «спортивные гладкоствольные охотничьи ружья и пневматические пистолеты». (http:// www.hurriyet.com.tr/gundem/25379566.asp)

Неудивительно, что в повышенный интерес к охоте и спортивной стрельбе в охваченной гражданской войной стране мало кто верит. Более того, по признанию американского специалиста по борьбе с терроризмом Генри Баркея, правительство США располагает прямыми доказательствами поддержки Турцией «Исламского государства». (http:// t24.com.tr/haber/cia-uzmani-abd-17-ve-25-aralik-icin-darbe-iddialarina-guluyor,270760) А по словам его лондонского коллеги из Королевского колледжа Питера Неймана, Турция своими руками «растит чудовище, которое в обозримом будущем станет невозможно контролировать». (http://www.diken.com.tr/ aktuel/turkiye-cihatcilara-destek-vererek-kontrolu-imkansiz-bir-canavar-yetistiriyor/)

Чем вызваны такие действия турецких властей, наносящие огромный репутационный урон стране? Причин, на наш взгляд, несколько. Во-первых, Анкара, наряду с Эр-Риядом и Дохой, была и остается наиболее последовательным противником правящего в Сирии режима, и отказ ООН под влиянием решительной позиции Москвы и Пекина от прямого вмешательства в сирийские дела заставляет бороться с Асадом исподволь, помогая его противникам. Предпочтительной для Анкары была на первом этапе т.н. умеренная оппозиция в лице, например, Свободной сирийской армии, но теперь «умеренных» в стане противников Дамаска не осталось – их вытеснили радикалы. Во-вторых, турецкие власти опасаются, что ИГИЛ путем организации терактов на территории Турции может дестабилизировать обстановку в стране. Информация о подготовке таких акций время от времени просачивается в прессу: http:// www.gazetevatan.com/isid-istanbul-u-da-alacagiz-649909-gundem/; http://t24.com.tr/haber/ankara-ve-istanbulda-bombali-eylem-hazirliginda-olan-isid-turkiyeye-nasil-sizdi,287913; http://www.gazetevatan.com/-isid-turkiye-de-eylem-yapabilir--741922-gundem/; http://www.yenisafak.com.tr/ yazarlar/ibrahimkaragul/isid-turkiyeyi-vurabilir-2007953. При этом, по данным немецкой Bild, Национальной разведывательной организации, по собственному признанию последней, не удается взять под контроль деятельность ячеек ИГИЛ на турецкой территории. (http://t24.com.tr/haber/bildden-mit-raporu-iddiasi-isidi-turkiyede-kontrol-altina-alamiyoruz,271591) И все это на фоне приближающихся парламентских выборов 2015 года! Так что наличие определенных договоренностей между Анкарой и Раккой вполне допустимо. Здесь можно вспомнить, что примерно год назад результатом контактов между турецкой разведкой и руководством ИГИЛ стало освобождение взятых в заложники 49 сотрудников турецкой дипломатической миссии в Мосуле. В-третьих, в боевые действия в Сирии и Ираке активно вовлечены формирования сирийских, иракских и турецких курдов, которые в иных обстоятельствах могли бы представлять собой реальную угрозу территориальной целостности Турции. Другими словами, в этом смысле продолжение войны в Леванте Анкаре объективно на руку. В-четвертых, принимая во внимание высокий уровень коррумпированности властных структур страны, вполне можно согласиться с Financial Times в том, что хорошо налаженная контрабанда через Турцию нефти и – добавим - предметов старины с территорий, подконтрольных «Исламскому государству», может приносить доход целому ряду правительственных функционеров всех уровней. (http://t24.com.tr/ haber/nyt-isid-petrolunden-cok-sayida-turk-hukumet-yetkilisi-de-yararlaniyor,270757) И наконец, имеет смысл вернуться к выводам Дэвида Л. Филипса, а точнее, - к последнему, о мировоззренческом единстве «Турции» и ИГИЛ.

Понятно, что говоря о Турции, американский политолог прежде всего имеет ввиду правящий режим. Конечно, такое утверждение - это перебор, но очевидно, что в основе идеологии правящй Партии справедливости и развития лежат исламские установки. По сути ПСР инициировала и не без успеха проводит идеологическую революцию, целью которой является замена десятилетиями господствовавшего в общественном сознании приоритета национальной идентификации на приоритет конфессиональной принадлежности. Программным в этом отношении стало выступление Эрдогана в Мардине 17 февраля 2013 года, во время которого он заявил о неприятии националистических теорий, будь то «курдизм», или даже «тюркизм». Примечательно, что если старая парадигма привела к длительному отрицанию существования в Турции нетюркских мусульманских этносов, в частности курдов, составляющих порядка 15-20% населения страны, то теперь аналогичный процесс начинается в отношении алевитов. Власти объявили алевизм «истинным тюркским и анатолийским (что по существу означает - суннитским – А.И.) верованием», а в недавнем опросе «Исследование религиозной жизни», проведенным подконтрольным аппарату премьер-министра Управлением по делам религии, среди вариантов ответа о религиозной принадлежности алевизм вообще не значился. (http:// www.hurriyet.com.tr/gundem/26824677.asp) При том, что алевиты по оценочным данным (официальных нет, или же они не публикуются – А.И.) составляют 14-19% населения. По остроумному замечанию либерального политолого Рушена Чакыра, межпартиная борьба в идеологическом пространстве Турции постепенно уступает место соперничеству между различными тарикатами. (http://www.rusencakir.com/ Islamcilik-artik-sistemin-merkezinde-Birikim-icin-Tanil-Boranin-yaptigi-soylesi/2850)

Побочным результатом идеологической революции ПСР следует признать тот факт, что 11.3% населения страны не считает ИГИЛ террористической организацией (в электорате правящей партии таких – каждый третий!), а 18% опрошенных затруднились сформулировать свое мнение на этот счет. (http:// www.internethaber.com/iste-turkiyede-isidi-sevenlerin-orani--714188h.htm)

Было сказано: «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю...». (Ос. 8:7)

 

В своем выступлении на саммите в Брисбене президент США Барак Обама много говорил о ведущей роли США в сдерживании террористической организации Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ). При этом уже не первый месяц западные лидеры обвиняют в успехах воюющего с сирийской армией ИГИЛ… сирийского же президента Башара Асада и якобы  поддерживающую Асада Россию. Между тем  многие сообщения ведущих газет США и ЕС позволяют усомниться в такой версии событий. Напротив, в этих сообщениях  у истоков ИГИЛ можно увидеть прежде всего Саудовскую Аравию, Турцию и сами страны Запада, не исключая США.

Главный тезис Обамы и лидеров стран ЕС: ИГИЛ, мол, создал Асад, выпустив еще в начале сирийской революции в 2011 году целый ряд радикальных исламистов суннитского направления из сирийских тюрем. Но зачем было Асаду добровольно выпускать из заключения своих врагов, которые еще в восьмидесятые годы подняли оружие против его отца и переданного ему отцом в наследство режима? (Даже «Нью-Йорк таймс» признавала, что события в сирийском городе Хама в 1982 году, унесшие несколько тысяч жизней, были спровоцированы вооруженной вылазкой суннитской организации «Братья мусульмане» - будущими застрельщиками арабских «весенних» революций в Сирии и Египте.) http://www.nytimes.com/1982/02/12/world/syrian-troops-are-said-to-battle-rebels-encircled-in-central-city.html

Если, как признавался сам Асад в интервью RussiaToday, элемент исламистского насилия проявился уже в первых «мирных» демонстрациях 2010 года, зачем было освобождать людей, которые в условиях сирийской гражданской войны составили самые боеспособные отряды оппозиции?

Единственный логически возможный вариант: Асад мог освободить некоторых политических заключенных исламистского толка в самом начале беспорядков в 2011 году в качестве жеста доброй воли, направленного на улучшение отношений с Западом. Но тогда это было бы просто идеалистическим поступком, сделанным из добрых намерений, не оцененных Западом. Ни Обама, ни лидеры ЕС, ни следующая в фарватере их политики западная пресса такую трактовку событий не принимают. Она противоречила бы линии на демонизацию Асада. Поэтому журнал «Ньюсуик» еще летом этого года выступил со статьей, якобы доказывающей «просчитанный» характер освобождения исламистов в 2011 году сирийскими властями: мол, Асад предвидел создание ИГИЛ, чтобы получить разлагающий элемент в тылу якобы мощной «светской» сирийской оппозиции. http://www.newsweek.com/how-syrias-assad-helped-forge-isis-255631

Стоит отметить, что все «источники», которых журнал цитирует, защищая эту точку зрения,- это деятели лояльной к США и Евросоюзу организации – Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС): «Режим знал, кто такие эти люди [исламисты], что они хотят и какие у них мощные организации. Вот режим и освободил их. Это те самые люди, которые сегодня действуют в Ираке»,- цитирует журнал некоего Мохаммеда аль-Сауда, деятеля НКСРОС.

Вот и все аргументы западных лидеров и их СМИ в пользу тезиса о том, что ИГИЛ ведет свое происхождение от хитро задуманной «провокации» Асада. Ну, а на основе этого более чем сомнительного тезиса делаются уж совсем притянутые за уши обвинительные для России выводы:  если бы не было Асада, не было бы и ИГИЛ, а поскольку режим Асада еще существует  только благодаря поддержке России и Ирана, то значит, и в существовании ИГИЛ виновата прежде всего Россия. Если бы не она, Сирией давно уже правили бы некие «умеренные» повстанцы. (Сегодня эти «умеренные» легко отдают контроль над сирийскими территориями исламистам, а порой и сами вдруг объявляют себя сторонниками исламистских организаций типа «Джебхат аль-Нусра» или ИГИЛ, но вот об этом Обама и его коллеги в ЕС распространяться не любят.)     

Впрочем, из множества куда лучше документированных сообщений прессы стран ЕС и тех же США возникает совсем другое, куда менее конспирологическое  объяснение внезапных успехов радикальных исламистов-суннитов на территории Сирии и Ирака. Знаменитый ближневосточный корреспондент французской «Фигаро» Жорж Мальбрюно еще с 2011 года отмечал быстро растущее присутствие в рядах сирийской оппозиции исламистских добровольцев-иностранцев из Ливии, Саудовской Аравии, а также из стран Евросоюза и даже США. Мальбрюно еще в 2011 году отметил и явно привнесенную из соседнего Ирака «исламистскую» технологию терактов с использованием начиненных взрывчаткой автомобилей с водителями-самоубийцами, причем он цитировал сотрудников американских спецслужб, которые узнали на фотографиях организаторов взрывов в Дамаске те самые лица, которые были им хорошо знакомы по расследованиям терактов в Ираке во время американской оккупации этой страны.  Другими словами,  в Сирии против Асада действовали те самые суннитские террористы, которые за несколько лет до этого убивали в Ираке американцев, особенно на пике террористической активности и суннитско-шиитского противостояния в 2006-2007 гг. 

И вот что поражало Мальбрюно в 2011 году больше всего: и руководство США, и руководство ЕС (и в особенности его родной Франции) – все эти политики закрывали глаза на присутствие радикальных исламистов в сирийской оппозиции. Один раз риторический вопрос на эту тему вырвался в начале 2012-го года у тогдашнего американского госсекретаря Хиллари Клинтон: «А не помогаем ли мы «Аль-Каиде»? – спросила она сама себя, как писала «Нью-Йорк таймс». Но западные масс-медиа поспешили заглушить это вполне оправданное сомнение бесконечными сообщениями о «ничтожном проценте» исламистов во «в целом здоровой» сирийской оппозиции, которую, мол, просто пытается дискредитировать Асад.

В своем блоге на сайте «Фигаро» под названием «Откровенный Восток» Жорж Мальбрюно сообщал с тревогой еще в 2012 году: «Мы уже много месяцев предупреждаем о мощном проникновении иностранных джихадистов на сирийскую территорию, равно как и присутствии рядом с ними сирийских салафитов… Потом в январе 2012 года последовали теракты, имевшие своими целями правительственные здания и штаб-квартиры спецслужб в Дамаске. Власти [Запада] возложили вину за них на режим Асада, который они поторопились объявить находящимся на грани полного развала… Никто [на Западе] не хотел и слышать о предостережениях, даже когда глава американской разведки Джеймс Клэппер усмотрел за этими терактами действия джихадистов из группы «Джебхат аль-Нусра», близкой к иракскому отделению «Аль-Каиды». http://blog.lefigaro.fr/cgi-bin/mt/mt-ftsearch.fcgi?search=syrie&IncludeBlogs=65&limit=20&page=3

Жорж Мальбрюно отмечает, что объявленный тогда госпожой Клинтон «единственным легитимным представителем сирийского народа» Сирийский Национальный Совет упорно отрицал наличие в рядах оппозиции исламистов, хотя к тому моменту «Фигаро» уже сделала целый цикл репортажей «Сирия – земля джихада». В серии рассказывалось и о доставке оружия и боевиков через северный Ливан в Сирию, и даже об аресте на ливано-сирийской границе первых европейских бойцов джихадистского «интернационала» в Сирии – граждан Франции. Тогдашний глава посреднической миссии ООН по сирийскому конфликту Лахдар Брахими уже в 2011 году оценил количество иностранных джихадистов в Сирии «числом не менее 2 тысяч человек».

Очень редко, но порой разоблачительные материалы о роли западных столиц в выращивании ИГИЛ появляются и в американской прессе. Так, обозреватель «Вашингтон пост» Давид Игнатиус (DavidIgnatius) осенью этого года следующим образом подытожил ситуацию вокруг ИГИЛ: «Вечно воюющие друг с другом группки сирийской «умеренной оппозиции» должны понять, наконец, чего они хотят. Но так же разобраться с собственными планами должны и иностранные спонсоры пестрой сирийской вооруженной оппозиции – такие, как США, Турция, Катар, Саудовская Аравия и Иордания. Махинации этих иностранных игроков в конце концов и открыли дверь в регион террористической группе – Исламскому государству Ирака и Леванта». http://www.washingtonpost.com/opinions/david-ignatius-foreign-nations-proxy-war-creates-syrian-chaos/2014/10/02/061fb50c-4a7a-11e4-a046-120a8a855cca_story.html?wpisrc=nl-headlines&wpmm=1

 

В итоге картина действий США в вопросе с ИГИЛ в изложении Игнатиуса  получается весьма неприглядной. Решив незаконным образом избавиться от нежелательного режима в далеком ближневосточном регионе, США и ЕС вслед за Катаром и саудовцами превратили Сирию в «игровую площадку для своих разведывательных служб». США и ЕС поставили в сирийской гражданской войне не на ту лошадь, довели до фактической оккупации страны иностранными исламистскими боевиками, а теперь стряхивают с себя ответственность. А президент Обама, несущий львиную долю ответственности за все эти просчеты, теперь ставит борьбу с процветшей не без его участия террористической группировкой ИГИЛ на далекое третье место – после борьбы с вирусом Эбола и отпором «агрессивной» России.