facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 5:43


«Своевременный» взрыв на Турецко-сирийской границе

Вторник, 04 Август 2015 15:58

Взрыв, объявленный турецкими властями делом рук боевиков «Исламского государства» 20 июля в турецком городке Суруч, «прогремел» на весь ближневосточный регион. Через четыре дня после теракта ВВС Турции подвергли бомбардировке позиции исламистов на севере Сирии... и базы Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке. По всей стране прокатилась волна арестов членов ИГ... а также РПК и вдобавок - «Революционной партиии-фронта освобождения народа» - левацкой организации, состоящей преимущественно из турецких и курдских алевитов. В первый же день полиция задержала сотни членов ИГ, которых до этого она не трогала.

Действия турецких властей нелогичны только на первый взгляд.

Чуть не с самого начала внутрисирийского конфликта Анкара призывала союзников по НАТО ввести свой контингент в Сирию, чтобы свергнуть режим ставшего ей вдруг ненавистным Башара Асада. Во-первых, Асад «мешал» турецким властям уже тем, что Сирии принадлежит значительная часть левантийского побережья, куда в обход Турции могут прийти новые трубопроводы с иракскими, азербайджанскими и иранскими углеводородами. Дальше – только Израиль, куда они не придут. А превращение турецкой территории в единственный путь для транзита этих энергоносителей в Европу стало чуть ли не главной задачей анкарской дипломатии в начале этого века. Во-вторых, Асад упорно не желал участвовать в «неоосманском проекте» Анкары, другими словами – войти в некий мусульманский блок бывших областей Османской империи. Под эгидой Турции, разумеется. Сирия – ближайший сосед, и начать строительство блока решили с нее. В-третьих, «турецкие» курдские сепаратисты получают разного рода поддержку от курдов «сирийских». Ну и, наконец, у власти в преимущественно суннитской Сирии стоят алавиты. Что, по мнению анкарской политической элиты, «неправильно». Гражданская война могла помочь с решением всех этих «проблем».

Получив в конце концов от союзников отказ, Турция принялась опекать вооруженную оппозицию, прежде всего – «умеренную» Свободную сирийскую армию (ССА), боровшуюся против законного сирийского правительства. По мере ослабления ССА Анкара, следуя принципу «враг моего врага – мой друг», переключилась на помощь джихадистам, не брезгуя наиболее одиозными группировками – Ан-Нусрой и ИГ. Турция превратилась в «столбовую дорогу» для иностранных кандидатов в боевики, по данным местных и западных СМИ, снабжала их оружием, лечила, а в Стамбуле, Анкаре и многих других городах, особенно не таясь, действовали пункты по сбору средств и рекрутированию добровольцев для отрядов, сражавшихся против Дамаска. Естественно, турецкие власти открещивалась от подобных обвинений, но подозрения мирового сообщества в некотором двуличии Анкары постепенно перерастали в уверенность. К тому времени правящий турецкий режим во внешней политике во многом отошел от прежде традиционной ориентации на Запад, концентрируясь то на «общесуннитском», то на «неоосманском» направлениях, а во внутренней – практически остановил процесс «курдского замирения», нацеленный на решение, пожалуй, основной проблемы страны – национальной. В результате сколько-нибудь реальных действий со стороны властей курды не дождались, а турецкие националисты открыто стали выражать недовольство политикой, «направленной на подрыв единства страны». С национализмом, который нередко называют «секуляристской религией» республиканской Турции, здесь шутить нельзя. Хорошо хоть перемирие с сепаратистами из Рабочей партии Курдистана, пусть и с переменным успехом, но продолжалось последние четыре года.

А тут еще парламентские выборы в июне стали настоящим фиаско для правящей Партии справедливости и развития - по сути, партии президента страны Реджепа Таййипа Эрдогана. Набрав чуть больше 40% голосов, она впервые с 2002 года не смогла сформировать однопартийное правительство и получить квалифицированное большинство в парламенте, необходимое Эрдогану для расширения президентских полномочий. А вот избиратели-курды провели в парламент получившую аж 80 депутатских мандатов Партию демократии народов, представляющую интересы этого национального меньшинства. Хотя, меньшинством курдов в Турции назвать трудно – по разным оценкам (официальной статистики нет) они составляют от четверти до трети всего населения. Между тем политический хаос, все гуще окутывающий Ирак, и выход на политическую авансцену региона головорезов «Исламского государства» подхлестнули процессы государственного строительства курдов Ирака и Сирии. Что, с точки зрения официальной Анкары, являло собой очень «нехороший» пример для курдов турецких.

Выборы изменили всю политическую атмосферу в стране. Если раньше Эрдоган обладал практически неограниченной властью, то теперь он будет вынужден прислушиваться к мнению оппозиции, что для него внове. Для своевольного турецкого президента, получившего среди интеллигенции прозвище «султан»», неприемлимой является сама мысль о разделе власти с соперниками-оппозиционерами, поэтому его риторика о необходимости создания коалиционного правительства воспринимается большей частью экспертного сообщества именно как риторика. Крепнет уверенность в том, что Эрдоган ведет дело к внеочередным выборам, на которых постарается взять реванш. Еще в начале июля он заявлял: «В случае неудачи с формированием правительства я буду последовательно предпринимать необходимые действия.... Раз парламент не может решить этот вопрос, его решит наш народ». (http://t24.com.tr/haber/erdogan-eger-parlamento-cozemiyorsa-cozecek-olan-milletimizin-ta-kendisidir,301779)

Кроме того, актуальной стала «перезагрузка» отношений с Западом - без внешней поддержки турецкому президенту придется совсем нелегко.

И вот тут с позиций ИГ были обстреляны турецкие пограничники, а в Суруче и Стамбуле совершены теракты, ответственность за которые тоже возложили на адептов новоявленного халифата. Появился прекрасный повод продемонстрировать избирателям (да и соседям) свою решительность и твердость духа, столь ценимые турецким электоратом.

Жесткие контрмеры в отношении нарушившего «джентльменское соглашение о невмешательстве» ИГ диктовались еще и необходимостью избавиться в глазах Запада от имиджа «невоюющего союзника» этой организации. А заодно представился случай разбомбить лагеря курдских сепаратистов, нарабатывая авторитет среди националистического сектора электората, во многом переметнувшегося в последние годы в стан Партии националистического действия. И, конечно, показать иракским, сирийским, а еще больше – «своим» курдам, что их стремление к обретению государственности противоречит стратегическим интересам Турции. Попутно нанесли удар по левакам-экстремистам, демонстрируя непримиримую борьбу с террористами всех мастей.

Курдские националисты отреагировали незамедлительно. «Перемирие, ввиду ударов, наносимых армией турецких оккупантов, отныне лишено смысла», - заявило руководство РПК; (http://t24.com.tr/haber/tsk-dort-yil-sonra-kuzey-iraktaki-pkk-mevzilerini-vurdu-cozum-sureci-ateskesi-bitti-mi,303952); «Атаковав лагеря РПК, Турция в одностороннем порядке вышла из режима перемирия и вновь объявила войну курдам», - вторил ему Исполком Курдского национального совета (Сирия). (http://t24.com.tr/haber/knk-devlet-ateskesi-bitirdi-kurtlere-tekrar-savas-ilan-etti,303999) А по информации информагентства Rudaw, лидер сирийских курдов, сопредседатель Партии «Демократический союз» Салих Муслим допустил возможность включения своих «Отрядов народной самообороны» в армию Асада. (http://www.taraf. com.tr/dunya/ salih-muslim-ypg-suriye-ordusuna-baglanabilir/) ИГ заявлений не делал, но ответственность за волну терактов, захлестнувшую всю Турцию, - а это обстрелы полицейских и армейских казарм и патрулей, взрывы на улицах городов, подрывы газопроводов и мостов - очевидно, несут и курдские, и исламские экстремисты.

Встревожился Запад. Independent, Financial Times, Times, Guardian практически единодушно предрекли втягивание Турции в международный конфликт и начало гражданской войны внутри страны. (http://www.bbc. com/turkce/ haberler/2015/07/ 150727_ft_ gardner_turkiye; http://www.bbc. com/turkce/ haberler/2015/07/150726_times_ates _cemberi; http://www.bbc. com/turkce/ basinozeti/2015/07/150727_basin_ozeti) Канцлер Германии Ангела Меркель призвала Анкару не забывать о различии между ИГ и Рабочей партией Курдистана. В унисон с ней высказалась и верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Федерика Могерини. Опасения обеих дам понятны: им не нужны турецко-курдские столкновения на улицах европейских городов: в одной только Германии проживает около двух миллионов турок и примерно столько же курдов. А вот Вашингтон (и эту противоположную ЕС позицию нужно взять на заметку) устами пресс-секретаря Госдепартамента Джона Кирби и официального представителя Совета национальной безопасности Алистера Баски выразил солидарность с Турцией, «защищающейся от террористических атак РПК». (http:// www.hurriyet.com.tr/dunya/29644946.asp; http://www.milliyet.com.tr/ kirby-pkk-isid-e-karsi-savasmis/dunya/detay/ 2093519/ default.htm) Кстати, Патрик Кокберн из Independent назвал такую позицию Госдепа, возможно, самой большой ошибкой американской администрации на Ближнем Востоке со времен войны в Ираке. Аргументация проста: авиаудары по курдам ослабляют антиигиловскую коалицию. (http://www.bbc.com/turkce/ haberler/2015/07/ 150726_ cockburn_abd)

Очевидно, в кулуарах анкарские власти обсуждали возможность ввода войск на территорию Сирии и создания там буферной зоны. Неспроста министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция может не ограничиться в Сирии и Ираке лишь авиаударами, но премьер-министр Ахмет Давутоглу поспешил дезавуировать шефа внешнеполитического ведомства, заверив прессу, что о наземной операции речи не идет. (http://t24.com.tr/ haber/davutoglu-kara-gucu-sokmayacagiz-disisleri-bakani-kara-dahil-her-turlu-operasyona-haziriz,304171) Вероятно, с тем, чтобы заручиться поддержкой союзников для вторжения в Сирию, Турция созвала экстренное совещание НАТО, которое состоялось 28 июля. Однако Альянс пообещал ей помощь в борьбе с терроризмом, но отказался даже обсуждать вопрос о буферной зоне. Дальше Анкаре предстоит принимать решение самостоятельно, но вряд ли она отважится на наземную операцию без одобрения западных союзников, в поддержке которых так нуждается сейчас Эрдоган. К тому же в стране заговорили о возможной отставке начальника Генштаба – генералитет с самого начала был против масштабной авантюры. Отдельные рейды спецназа – не в счет.

Что касается противостояния с начавшим выдыхаться ИГ, интерес представляет издевательски точное заключение эксперта из Ягеллонского университета Иоанны Бохеньской: «Турция, разумеется, не собирается воевать с «Исламским государством». Точнее — собирается ровно в той же мере, в какой Турция собиралась воевать с Германией, объявив ей войну в 1945 году, то есть она также собирается оказаться на стороне победителей, хотя в течение всей войны помогала и той, и другой стороне». (http://www.gazeta.ru/ politics/ 2015/07/27_a_7658873.shtml) А истинные цели возросшей активности турецкой армии, вероятно, вольно или невольно раскрыл автор публикации в проправительственной газете Yeni Safak: «Мы ударили по горам Кандиль (в этих иракских горах находятся основные базы «турецких» курдов-сепаратистов – А.И.). Наступает очередь «кандильчиков» внутри наших границ. Пока не исчезнет впечатление, что районы Башкале, Лидже, Батман и Хаккяри (все на юго-востоке Турции – А.И.) отданы РПК, операция не достигнет своей конечной цели». (http://t24. com.tr/ haber/yeni-safak-temsilcisi-kandil-vuruldu-sira-sinirimiz-icindeki-kandilciklerde,304165) Интересно, что по наблюдению экспертов, турецкая авиация в Сирии не бомбит отряды джихадистов, непосредственно противостоящих сирийским курдам. (http:// www.bbc.com/ turkce/ haberler/ 2015/07/150727_ft_ gardner_turkiye) И, наконец, не будем забывать, что каждый пятый сторонник «партии Эрдогана» из принявших участие в недавнем соцопросе, не побоялся заявить, что для Турции предпочтительнее, чтобы север Сирии находился под контролем ИГ, а не Асада или курдов. (http://t4.com.tr/ haber/metropoll-anketine-gore-suriyenin-kuzeyini-kim-kontrol-etmeli,304394) А мнение своего электората надо уважать!

Тем временем власти переходят в наступление на официальное крыло своих курдских оппонентов. Комментируя требование турецких националистов закрыть прокурдскую партию, Эрдоган заключил: «С ополчившимися на наше национальное единство, на наше братство продолжать процесс замирения невозможно... Не считаю правильным закрытие партии, но ее руководители должны быть лишены неприкосновенности и ответить за все». (http://www. milliyet.com.tr/ cumhurbaskan i-erdogan-surec/siyaset/ detay/2093796/ default. htm) В условиях, когда новое правительство не сформировано, а парламент фактически не работает, эти слова становятся директивой правохранительным органам. Похоже на то, что турецкий президент уже начинает выравнивать политический ландшафт в преддверии внеочередных выборов.

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 403 раз
Андрей Исаев

журналист-международник

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены