facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:07

 

Американская частная разведывательная компания «Stratfor» опубликовала краткий сравнительный анализ положения дел с подготовкой военнослужащих в США, России  и Китае. В документе указывается, что течение нескольких последних десятилетий американские военные полагались на своё превосходство в боевой подготовке, столь необходимое для обеспечения побед в различных войнах по всему миру. Но бесспорное преимущество в боевой учёбе, которое американские военные начали обретать с конца 1970-х годов, уже не столь однозначное, как это было раньше. Россия и Китай, хорошо понимая важность качественной подготовки войск, начали в последние годы активно развивать и совершенствовать свои учебные программы.

Несмотря на существенные различия между собой, российские и китайские военные часто проводят совместные тренировки и учения и налаживают сотрудничество друг с другом. Флоты двух стран в настоящее время проводят крупнейшие в истории совместные военно-морские учения «Морское взаимодействие 2015». В заканчивающихся по плану 28 августа мероприятиях, которые включают высадку морского десанта, а также действия по борьбе с подводными лодками, авиацией и надводными кораблями противника, принимают участие 22 военных корабля, подводных лодки и судов обеспечения.

Обе страны проводят каждую неделю, по крайней мере, одно крупное военное учение. По данным Атлантического совета, российские военные провели шесть крупных военных учений с участием от 65 тысяч до 160 тысяч человек с начала 2013 по конец 2014 года. За тот же период, в крупнейших учениях НАТО участвовало не более 6 тысяч человек. В то время как размах учений никоим образом  не определяет уровень подготовки и обучения, количество участников, задачи и частота российских учений демонстрируют всю серьёзность намерений Москвы. Учитывая организационный уровень этих мероприятий, их нельзя воспринимать просто как показные манёвры или сигнал о намерениях. Вооружённые силы России, в частности, их элита -  спецназ и воздушно-десантные войска, уже продемонстрировали значительную выучку и профессионализм в ходе украинского конфликта.

«Хотя Соединённые Штаты, скорее всего, сохранят в будущем преимущества, благодаря высокому уровню подготовки вооружённых сил, лидерство американских военных в планировании и проведении операций, как следует полагать, уже не гарантируется», подчеркивается в документе «Stratfor»,  Россия, и Китай полны решимости развивать свои вооружённые силы.

Ниже приводится таблица, представленная специалистами «Stratfor», о времени проведения значимых маневров и количестве задействованных в них солдат, как со стороны НАТО (синий и зеленый цвет) так и со стороны Российской Федерации (красный цвет)

 

Stratfor

 

https://www.stratfor.com/image/russia-and-china-close-military-training-gap

 

Будущее США – крайне неопределенно и технологические прорывы России и Китая заставляют США сомневаться в успехе своего лидерства, обеспечиваемого политикой военного сдерживания. В этой связи США наращивают усилия в сфере научного анализа и изучения зарубежных военных технологий и военного опыта (а так же, как обычно, попутно решая вопросы разведывательного характера). Так, в США недавно был организован, при поддержке известной корпорации РЭНД, институт занимающийся изучением китайских аэрокосмических исследований - China Aerospace Studies Institute (CASI). Этот исследовательский центр создан по инициативе директора по стратегиям, концепциям и оценкам Штаба ВВС США, генерал-майора Дэвида В.Элвина (David W.Allvin) и руководства корпорации РЭНД.

Институт изучения китайских аэрокосмических исследований (ИКАИ-CASI), как указывает американская сторона, создан с целью: «заполнить нишу для научного сообщества Китая благодаря высокому качеству несекретных исследований по китайским аэрокосмическим разработкам в контексте американских стратегических императивов в Азиатско-Тихоокеанском регионе»[i]. Главной задачей созданного института ИКАИ-CASI является углубленное изучение концепций управления изучение возможностей и недостатков китайских аэрокосмических сил (ВВС НОАК), в которые входят военно-морская авиация, «Второй артиллерийский корпус» (является китайским аналогом российских РВСН), а также китайские исследовательские космические средства[ii].

В настоящее время (размещённый в Арлингтонском офисе корпорации РЭНД) ИКАИ-CASI осуществляет гибридный подход к проведению своих исследований с привлечением экспертов корпорации RAND по конкретным вопросам, а также экспертов из научных академических центров и экспертов ВВС США. «Программа исследований и продуктов ИКАИ-CASI ежегодно разрабатываются в рамках совместных усилий между руководством института и заинтересованными подразделениями ВВС США, которые выступают спонсорами исследований. Исследования планируется сосредоточить на вопросах и темах, которые непосредственно связаны с основными задачами ВВС США»[iii].

ИКАИ-CASI для решения своих задач работает по четырем главным направлениям.

Научная продукция Института изучения китайских аэрокосмических исследований будет состоять из научных докладов, а также кратких исследовательских брифингов.

Институт изучения китайских аэрокосмических исследований будет проводить ежегодную конференцию посвященную анализу китайских космических разработок, на которой будут представлены исследования аналитиков ИКАИ-CASI. На конференцию для участия в дискуссии будут приглашаться представители ВВС Министерства обороны США, зарубежных (Великобритания) и американских научно-исследовательских центров. Тема предстоящей в этом году конференции - «Оценка китайской аэрокосмической подготовки и оперативные компетенции»[iv].

В Институте изучения китайских аэрокосмических исследований создана большая библиотека с мощным интернет-сайтом. Библиотека имеет в своем распоряжении большое число различных рассекреченных материалов, написанных на английском и китайском языках, касающихся всех аспектов китайских аэрокосмических разработок и китайской военной мысли[v]. Материалы включают в себя также книги, газеты и журналы по теме.

Институт ИКАИ-CASI будет обеспечивать обучение и наставничество, служить источником человеческого капитала, который ВВС США сможет привлечь для более глубокого изучения и понимания китайских аэрокосмических разработок[vi].

Цели создания Института изучения китайских аэрокосмических исследований ясны: получение максимально устойчивого научно-информационного преимущества над Китаем в сфере аэрокосмических исследований, главным образом военного характера. Этот институт, конечно, не «совместное китайско-американское предприятие», и, конечно, не американское благодеяние ради дальнейших достижений Китая  в авиации и космонавтике.

На церемонии открытия Института изучения китайских аэрокосмических исследований заместитель министра обороны США Роберт Уорк так охарактеризовал стоящие пред институтом цели, а также взгляды минобороны США на китайском направлении: «Сегодня Китай отличает стремительное усиление политической мощи, развитие экономики и впечатляющие достижения в развитии военно-технических возможностей. По всей вероятности, Китай будет представлять для нас первостепенную стратегическую проблему в течение последующих 25 лет (наверняка и на протяжении более длительного периода). Министерство обороны США должно уделить этому факту особое внимание. … Министерство обороны США не может не принять во внимание и элемент соперничества в отношениях с Китаем. Особенно это касается военной сферы, где Китай делает впечатляющие успехи»[vii]. И далее заместитель министра обороны США указал на тот путь, на котором США будут искать решения своих проблем: «В реализации нашей политики ключевая роль принадлежит трем факторам. Во-первых, США необходимо превосходить противника по своим военно-техническим возможностям. Во-вторых, нам необходимо сохранять за собой возможность проецировать силу по другую сторону Атлантического и Тихого океанов, а также предотвращать попытки противника проецировать свои силы как внутри театров военных действий, так и между ними. И, наконец, мы должны постоянно демонстрировать свои военно-технические возможности. Если американская политика сдерживания не будет основана на этих базовых принципах, она станет менее эффективной, наши связи с заграничными союзниками и партнерами ослабнут, исчезнет сама возможность стабилизации положения в условиях кризиса»[viii]

Создание Института ИКАИ-CASI вполне укладывается в этот американский военно-политический мейн-стрим. Однако, такая инициатива вряд ли пойдет на пользу американо-китайским отношениям и вряд ли будет приветствоваться китайской стороной.

Визит в США китайской военной делегации

Четверг, 02 Июль 2015 14:06 Опубликовано в Геополитика

Старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО МИД России И.Денисов выступил с комментарием, посвященным визиту в США китайской военной делегации во главе с заместителем председателя Центрального военного совета, генерал-полковником Фань Чанлуном. И.Денисов полагает, что одним из итогов визита в США китайской военной делегации стал запуск нового механизма сотрудничества между сухопутными силами двух стран. И хотя значение договоренностей не стоит преувеличивать, договоренности и не прорывные, они все-таки позволяют несколько расширить поле взаимодействия Пекина и Вашингтона в военной области, а значит, уменьшить взрывоопасный потенциал недоверия в китайско-американских отношениях.

Как отмечает ученый, рамочный документ по механизму диалога в сфере обмена и сотрудничества между сухопутными силами Китая и США подписали генерал-майор Тан Ин (в Генеральном штабе НОАК он заместитель начальника управления боевой подготовки) и его американский коллега генерал-майор Уильям Хикс, заместитель директора Центра по интеграции сил и средств сухопутных войск США. Договоренности с США вполне укладываются в общий курс Китая на активную военную дипломатию: установление более тесных военных связей с зарубежными государствами и использование военнослужащих НОАК за рубежом в миротворческих и гуманитарных операциях. Акцент в рамочном соглашении с США также был сделан на «мирный компонент» и меры доверия. Подписанный документ, в частности, открывает новые возможности для сотрудничества Пекина и Вашингтона в ликвидации последствий стихийных бедствий, для взаимодействия военных медиков, совместных тренировок инженерных войск и участия в программах оказания гуманитарной помощи. Если тут и есть что-то новое, то это закрепленная на бумаге возможность проведения двусторонних учений сухопутных войск. Совместные учения на море флоты КНР и США уже проводили.

Важный вопрос: где будут проходить тренировки сухопутных войск Китая и США? Если на территории одной из двух стран — одно дело, совсем другое – на территории одной из стран Центральной Азии. Такой вариант совсем исключать нельзя. Наличие дипломатических каналов консультаций Китая и США по безопасности в Центральной Азии уже не тайна. Тем не менее видеть в рамочном документе, да еще подписанном на не очень высоком уровне, старт «большой игры» не стоит. В целом документ носит больше технический характер.

Оптимистический настрой визита, по мнению И.Денисова в какой-то мере можно списать на пиар, в котором были заинтересованы обе стороны. Замечено, что чем хуже у Китая складываются отношения с соседями по региону, тем активнее Пекин пытается уверить всех, что в китайско-американских отношениях есть возможности для большего сближения. Таким образом, китайское руководство посылает региональным державам сигнал о том, что США вынужденно считаются с сильным Китаем и готовы с ним договариваться.

Подводя итоги визита, Фань Чанлун отметил, что вооруженные силы Китая и США должны развивать новый тип межармейских связей, которые он охарактеризовал как «взаимодоверительные, основанные на сотрудничестве, бесконфликтные и устойчивые». Ясно, что это идеал, путь к которому может быть тернист. Китайско-американские противоречия в АТР по-прежнему ограничивают возможность того, чтобы механизмы взаимного доверия работали без перебоев. Китайской стороне предельно ясно, что в современном мире Китай и США действуют, если и сверяясь, но совсем по разным оперативным планам, заключает ученый.

 

http://www.mgimo.ru/news/experts/document274246.phtml

Крым. Китайский интерес

Вторник, 30 Июнь 2015 14:33 Опубликовано в Финансы

 

Китай проявлял к Крыму интерес еще в украинский период. Тогда полуостров рассматривался как «окно в Европу» и одна из «зарубежных сельскохозяйственных территорий Китая». В 2013 году правительство Украины и китайская компания Beijing Interoceanic Canal Investment Management Co. Ltd. подписали меморандум о сотрудничестве:

·        На первом этапе - реализация проекта строительства глубоководного порта в Крыму, реконструкция рыбного порта в Севастополе и создании зоны экономического развития высокотехнологичной индустрии.

·        На втором этапе - строительство аэропорта, верфи, нефтеперерабатывающего завода, производственной базы СПГ и создание морских рекреационных пляжей.

Первый этап предполагал инвестиции в размере $3 млрд., второй этап - $7 млрд.  Для полноты картины стоит добавить планы Китая по аренде на Украине около 3 млн гектаров сельхозугодий сроком на 50 лет в рамках своей политики по использованию иностранных угодий для выращивания сельхозкультур. Проект должен был стартовать в Днепропетровской области, затем продолжиться в Херсонской и в Крыму, объем первоначальных инвестиций оценивался в $2,6 млрд. Тогда же владелец Beijing Interoceanic миллиардер Ван Цзин сформулировал стратегический смысл сотрудничества – Китай и Украина «будут превращать Крым в экономический и транспортный узел морского Шелкового пути».

В связи с Крымской весной произошла и естественная, а точнее продиктованная новыми политическими и экономическими условиями, трансформация инвестиционного интереса Китая к Крыму. Китай остался в списке инвесторов и заявил о своих намерениях после вхождения Крыма в состав Российской Федерации.

Однако, в условиях санкций, постоянно существующей и отчасти уже реализованной угрозы экономической блокады Крыма Украиной, китайский инвестор теряет возможность вхождения в европейский рынок через Крым, а сама Украина, переживающая жесточайший политический и экономический кризисы и ведущая войну на Юго-Востоке перестала быть привлекательной для инвесторов. Последний всплеск публичной информации об инвесторах из Поднебесной был почти год назад, когда после вхождения Крыма в состав России, Китай подтвердил свои намерения в отношении Крыма.

Вернемся к структуре инвестиционного интереса. Очевидно, что больше всего изменилась аграрная составляющая (из-за проблем с поливной водой по причине перекрытия Украиной Северо-Крымского канала). Теперь из возможных проектов в сельском хозяйстве называют выращивание табака. Помимо этого в июле 2014 года председатель совета директоров китайской инвестиционной компании Calm Sea Global LTD Чэн Шоухан пообещал привлечь к созданию игорной зоны на полуострове китайских инвесторов, которые имеют подобный опыт в городе Макао. Это заявление было сделано в русле прорабатывавшейся крымским правительством идее игорной зоны в Крыму. В июне 2015 речь шла уже о строительстве гольф-клуба на Южном берегу Крыма («для привлечения китайских туристов»). В этот раз делегация из КНР посетила в Крыму сельхозпредприятия, объекты туристического бизнеса и машиностроительные предприятия, именно в эти отрасли китайский бизнес в дальнейшем намерен направлять инвестиции. Китайские бизнесмены также намерены инвестировать в нефтегазовую отрасль Крыма.

Сквозной остается тема строительства крупного портового комплекса, переговоры с компанией китайского миллиардера  Ван Цзина BeijingInteroceanicCanalInvestmentManagementCo. Ltd. возобновились еще в мае 2014 года. Из новых инвестиционных намерений в связи со строительством портового комплекса – поставка стройматериалов, участие в развитии транспортной и энергетической инфраструктуры. «Мы будем поставлять очень тяжелые и качественные строительные материалы и технологии сюда в Крым, чтобы здесь реализовать нашу продукцию. Мы считаем, что это реализуемый проект и пойдет на пользу Крыма. Здесь мы построим терминал для хранения и продажи строительных материалов. Его площадь - 100 тысяч квадратных метров, это будет современный терминал, и он будет повышать имидж Крыма» - заявил председатель совета директоров Международной энергетической компании КНР Чэнь Чжихун.  Известно так же о поисках Россией китайских поставщиков подводного кабеля для прокладки энергетического моста через Керченский пролив. Это яркий пример западного  импортозамещения, ориентация на страны Востока, прежде всего Китай, которые производит практически все, что производит Запад.    

Интерес китайской стороны очевиден – тяжелые стройматериалы и технология  – это заявление на участие строительстве, как максимум мостового перехода и энергомоста через Керченский пролив, как минимум – в развитии инфраструктуры (дороги, энергетика). Одним словом, Крым китайским инвесторам интересен, они готовы подстраиваться под существующие условия.

Вся история с китайским интересом в Крыму формирует один вопрос – когда же, наконец, хоть один из заявленных проектов станет реальным, и есть ли сейчас для этого основания. Реализация в Крыму проектов инвесторов из Поднебесной станет демонстрацией нового уровня отношений между Россией и Китаем. Кроме того, это вполне вписывается в транснациональные проекты, как Китая, так и России – «Великий шелковый путь» и развитие Дальнего Востока.   

Очевидно, что своими инвестиционными намерениями в Крыму Китай отчасти решает ряд задач, выстраивая традиционно сложный баланс своих внешнеполитических отношений.

В этой связи возникает вопрос, как повлияют намерения Китая в Крыму на его отношения с активным проводником антироссийских санкций – США. Эксперты в один голос утверждают - самыми большими проблемами отношений Китая и США сейчас являются Южно-Китайское море и кибербезопасность, при этом масштабы экономических и финансовых отношений заставляют страны искать компромиссы даже по самым острым вопросам. Крыма в перечне проблемных точек внешней политики Китая нет. И, видимо, Поднебесная не считает, что крымские проекты станут существенной проблемой для внешней политики страны, и это подтверждает подписанное 12 июня между Пекином и Вашингтоном соглашение об активизации сотрудничества в военной сфере, которое, является попыткой стабилизировать напряженную ситуацию в Южно-Китайском море, в которой ни Китай, ни США не собираются идти на уступки.

 

Таким образом, может сложиться ситуация, когда Крым станет  регионом, в котором страны – мировые лидеры (Китай, Россия и США) будут проверять серьезность взаимных намерений как по проблемам взаимодействия на глобальном уровне, так и в отношении реализации больших проектов регионального сотрудничества. Впереди Восточный экономический форум и большие проекты по развитию Дальнего Востока.

 

Страница 1 из 2