facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 12:22

 

Английское издание «Daily Express» опубликовало материл под заголовком «Польша посылает 26 тысяч военнослужащих на восточную границу из-за страха перед растущим экспансионизмом Путина» («Polandsending 46,000 troopstoborderwithRussiaasfearsgrowoverPutinexpansionism»).

Варшава планирует сформировать и разместить на северо-востоке страны у границы с Калининградской областью три бригады общей численностью 46 тысяч человек. Как отмечается в материале, обеспокоенная российским «экспансионизмом» Польша уже несколько лет подряд увеличивает расходы на оборону.

Как заявил  в интервью британским СМИ министр обороны Польши А.Мацеревич, Варшава уже начала подготовку мер по формированию «территориальных сил обороны, которые станут неотъемлемой частью армии». Первое подразделение создаваемой Польшей «национальной гвардии» может быть дислоцировано у границы уже в этом году. Польское правительство выделит на подготовку и оснащение бригад более 78 миллионов евро.

Польша, «долгое время считавшаяся передним краем» НАТО в гипотетическом конфликте с Россией, в последние годы стабильно увеличивает расходы на оборону, в частности, только в прошлом году эта статья бюджета выросла на 18%.

Российские власти, в свою очередь, объявили в этом месяце, что разместят у границы с Европой пять дополнительных ракетных полков. По мнению английского издания  - это прямой вызов Москвы на превосходство НАТО в регионе.

 

Daily Express

 

http://www.express.co.uk/news/world/638190/Poland-sending-46000-troops-border-Russia-fears-grow-Putin-expansionism

 

Реактивация западного вектора польской политики

Понедельник, 25 Январь 2016 15:55 Опубликовано в Геополитика

 

После долгого перерыва в Польше возрождаются традиции политико-аналитической германистики. 422 депутата сейма проголосовали за возрождение т.н. Западного института им. Зигмунта Войцеховского (Instytut Zachodni) в Познани (1). Западный институт (ЗИ) будет подчиняться Канцелярии председателя Совета министров, и финансироваться из госбюджета. Поле деятельности института - изучение ситуации в Германии и вокруг неё, анализ германской внешней и внутренней политики и работа немецких НКО в Польше, кооперация Варшавы и Берлина в рамках ЕС и НАТО, наблюдение за ситуацией с польской диаспорой в Германии, и т.д. 

В экспертно-аналитической среде ЗИ будет аналогом Центра восточных исследований (Ośrodek Studiów Wschodnich), специализирующегося на изучении постсоветского пространства. В польском геополитическом лексиконе прочно обосновался термин "польская восточная мысль". Под нею подразумевают геополитический алгоритм, которого придерживается Польша в отношениях со своими восточными соседями, и Россией, в том числе. 

Интеграция Польши в ЕС и НАТО и совпадение идеологических констант в видении этими структурами и самой Варшавой будущего европейского континента после распада СССР привели к тому, что т.н. "польская западная мысль", т.е. осмысление внешнеполитических доктрин в западном направлении, сначала оставалась в тени "польской восточной мысли", а затем приобрела историко-традиционалистский формат (2). 

Реактивация данного направления в польской геополитике связана с видением нынешней польской элитой положения своей страны, как заключённой между Германией и Россией. Правящую партию "Право и справедливость" многие эксперты трактуют, как политическую силу, опирающуюся в своей идеологии на русофобию и германофобию. 

Сейчас Варшава ищет опору в лице Вашингтона и Лондона, чтобы ослабить позиции Германии и России в Европе. Польские политики вдруг вспомнили о судьбе лужицких сербов - самого малого славянского народа, проживающего в составе Германии (Верхняя и Нижняя Лужица) (3). 

Лужицкие сербы долго и безуспешно пытаются отстоять право на защиту своего языка и культуры, и внимание к ним Польши может быть, как раз, кстати. Польско-лужицкие связи имеют богатую историю, сербо-лужицкая тема - основное направление деятельности польской общественной организации "Pro Lusatia" (4). 

Возрождение ЗИ обусловлено не только сербо-лужицкой тематикой, но и ситуацией в польской части Силезии. Этот регион граничит с Германией, и испытывает заметное информационное и культурное немецкое влияние. В Силезии появилась автономная политическая сила - Движение за автономию Силезии (5). Представители движения требуют автономии для региона, признания силезцев отдельным народом, и преподавания в местных школах силезского языка, который польские филологи считают слегка германизированным диалектом польского языка. 

У Берлина в Силезии есть свои экономические и политические интересы, в т.ч., связанные с положением немецкой диаспоры в регионе. Теперь действия Германии на этом направлении будут находиться в фокусе внимания ЗИ. 

Резюмируя, отметим, что возрождение традиций "польской западной мысли" - это попытка найти баланс между ею и господствовавшей безраздельно на протяжении последних десятилетий "польской восточной мыслью". В исторических категориях это обозначается, как баланс между пястовской политикой (князья Пясты выступали за экспансию в западном направлении) и ягеллонской (Ягеллоны призывали двигаться на восток). 

Отныне Варшава попытается действовать активней в обоих направлениях, высвобождая для себя место для дипломатического и экономического манёвра с целью обеспечения регионального лидерства. 

Попытки Берлина занять место непререкаемого авторитета в масштабах всего ЕС настораживают Польшу. Варшава опасается, что Германия, таким образом, покушается на её лидерские запросы и пытается действовать против. Резкие высказывания немецких СМИ в адрес действующих властей Польши связаны, не в последнюю очередь, с изложенными выше усилиями Варшавы, и её попытками реанимировать западный вектор польской политики.

 

 1) http://www.kresy.pl/wydarzenia,europa-zachodnia?zobacz/odrodzenie-polskiej-mysli-zachodniej

2) http://zapadrus.su/slavm/slobsm/600-l-r-l-r.html

3) http://www.kresy.pl/wydarzenia,polityka?zobacz/posel-ruchu-narodowego-przypomnial-o-spusciznie-slowian-zachodnich-w-niemczech-video

4) http://www.prolusatia.pl

 

5) http://autonomia.pl

 

В Германии пригрозили ввести санкции против Польши

Понедельник, 11 Январь 2016 13:54 Опубликовано в Геополитика

В рядах Европейского союза в первые же дни нового 2016-го года укрепилась тенденция углубления внутренних противоречий и увеличения числа линий противостояния и расколов. Наиболее показательным и одновременно опасным для единства ЕС представляется рост противоречий между Польшей и Германией. В данном контексте следует учитывать, во-первых, лидирующие финансово-экономические позиции Берлина, а во-вторых – традиционное стремление Варшавы играть руководящую политическую роль в регионе Центральной и Восточной Европы в рамках, в том числе, посредством таких инструментов, как «Вишеградская группа» и «Восточное партнерство».

Противоречия между Германией и Польшей вызревали последние годы медленно, но верно. Важной вехой в этом плане стала как раз инициированная Польшей и Швецией программа «Восточное партнерство». Она изначально рассматривалась в качестве альтернативы приему в ряды Евросоюза новых членов и одновременно как средство держать под контролем постсоветские государства на западных и юго-западных границах России. Проект программы был впервые представлен совместно польским и шведским внешнеполитическими ведомствами в мае 2008 года, а сама идея принадлежала лично министру иностранных дел Польши Радославу Сикорскому.

Германия (а также Франция) изначально отнеслись к данной программе весьма скептически, поскольку опасались, что ее участники будут трактовать ее формат расширительно. Иными словами – рассматривать «Восточное партнерство» как гарантии со стороны руководства Евросоюза и ведущих стран-членов ЕС на перспективный прием в ряды этой организации постсоветских республик – в первую очередь, Украины. В Берлине не скрывали, что германское руководство вполне устраивает ситуация, при которой шесть стран-участниц программы «Восточное партнерство» (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина), «у многих из которых сложные отношения с Москвой», не только не входили бы в Евросоюз, но и имели «мало шансов вступить в него в обозримом будущем» (bbc.co.uk).

Польша же изначально исходила из того, чтобы превратить данную программу в своеобразный «трамплин» для ускоренной реализации курса на расширение Евросоюза в восточном направлении. («Eastern Partnership» could lead to enlargement, Poland says // EU Observer, 27.05.2008)  В Варшаве в этой связи апеллировали, в частности, к немецким историческим проектам, в том числе к разработанной в начале XX века Фридрихом Науманом концепции так называемой «Срединной Европы». Последняя понималась как совокупность германских земель, призванных войти в «полную экономическую зависимость от Германии» и охватывала территорию тогдашней Австро-Венгрии и значительные части соседних государств. (Naumann F. Mitteleuropa. Berlin, 1915)

С развитием нынешнего кризиса на Украине различия в подходах Берлина и Варшавы к постсоветскому пространству и принципам взаимодействия с Россией не только не ослабли, но лишь углубились. А в последние недели на них «наложились» неоднозначные тенденции на польской внутриполитической сцене. Новый президент страны Анджей Дуда (избранный при поддержке правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского) предпринял ряд шагов, которые в Берлине расценили как шаги в направлении авторитаризма. Речь идет о подписанных поправках в закон о средствах массовой информации, которые позволяют правительству снимать и назначать руководителей общественных вещателей по своему усмотрению. Кроме того, министр финансов Польши получает право назначать новый состав руководства того или иного издания «до внедрения новой организации государственных СМИ», и он же получает право «адаптировать» уставы государственных средств массовой информации для того, чтобы они соответствовали предполагаемой поправке.

Данные положения подвергли критике на только польские журналисты, но и Европейский вещательный союз, Европейская федерация журналистов и организация «Репортеры без границ», заявившие, что речь идет о неприемлемом для европейских ценностей усилении государственного контроля над средствами массовой информации.(ria.ru)

Кроме того, также подписанные президентом Дудой поправки к закону о Конституционном суде предусматривают, что данный орган, состоящий из 15 судей, будет принимать решения двумя третями голосов против обычного большинства, как ранее. Это способно полностью парализовать его работу – опять-таки в интересах исполнительной власти. Более того, Конституционный суд лишается права самостоятельно прекращать полномочия судей, и сможет отныне лишь направлять соответствующий запрос в Сейм (нижнюю палату парламента Польши).

В ответ на действия польских властей в Германии впервые в новейшей истории Евросоюза на высшем уровне заговорили о введении против Польши полномасштабных санкций. В частности, глава входящей в правящую коалицию фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер заявил, что страны ЕС должны «найти мужество для санкций, если будут установлены нарушения европейских ценностей». «Польское правительство должно знать, что в Европе нельзя нарушать некоторые фундаментальные ценности», - добавил он. Председатель блока ХДС/ХСС в Европарламенте Херберт Реуль также поддержал введение экономических мер против Польши, «если политический диалог не даст результатов».

Скандал уже вышел на уровень Европарламента – который намерен обсудить «польский вопрос» на пленарном заседании 19 января. Глава Европарламента Мартин Шульц заявил в этой связи, что политические преобразования в Польше «противоречат базовым европейским ценностям». Польские власти «рассматривают свою победу на выборах в качестве мандата на подчинение государственного благополучия воле победившей партии» - подчеркнул Шульц (к слову, также представляющий Германию). (ria.ru)

Однако у разгорающегося буквально на глазах германо-польского конфликта имеется еще одной измерение – и связано оно со стремлением польских властей создать блок центральноевропейских стран, а также Великобритании под лозунгами выработки общих подходов к решению проблемы беженцев.  По данным германской газеты Tagesspiegel, президент Венгрии Виктор Орбан и лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский провели 6 января в городке Недзица на юге Польши шестичасовую закрытую встречу, посвященную «актуальной политической ситуации в Европе», а более конкретно – выработке общей линии «в борьбе против общеевропейских квот беженцев и позиции для переговоров с британским премьером Дэвидом Кэмероном». (tagesspiegel.de)

А в качестве ключевого элемента предстоящего торга может выступить согласие руководства Польши на размещение в стране на постоянной основе военной базы Североатлантического альянса. По словам министра обороны страны Антония Мачеревича, данный вопрос будет обсуждаться на предстоящем 8-9 июля саммите НАТО в Варшаве. В настоящее время в отношении Польши действует правило германского вето, позволяющее Берлину блокировать размещение на польской территории военных баз США и НАТО. «На саммите в Варшаве будет принято решение, является ли Польша нормальным, равноправным членом НАТО, и действуют ли по отношению к ней такие же нормы, как и по отношению к Германии, Франции, Бельгии, Нидерландам и другим странам, или же нас рассматривают как государство второй категории» - уже пообещал министр Мачеревич.

По имеющейся информации, в Берлине рассматривают вышеуказанные шаги Варшавы как попытку подорвать политику Германии в вопросах приема беженцев (в частности, систему квотирования), и объединить против Берлина различные страны и политические круги в том числе радикально-националистического толка. Это дает основание прогнозировать не только дальнейшее обострение противостояния по линии Берлин-Варшава, но и возможное смягчение позиции федерального канцлера Ангелы Меркель в отношении России и российской позиции по Украине и другим актуальным международным проблемам.

Вышеградские мечты Украины

Понедельник, 09 Ноябрь 2015 17:27 Опубликовано в Геополитика

 

Избрание президентом Польши представителя консервативной партии «Право и справедливость» Анджея Дуды, и наметившаяся разобщенность в составе Вышеградской четвёрки (Польша, Словакия, Венгрия, Чехия) заставляет украинские власти задумываться над перспективами сотрудничества Украины с выше указанными государствами.

Киев надеется на политическую, и не только, поддержку Варшавы своей позиции по донбасскому вопросу. Варшава намерена реализовать амбициозные планы по усилению своё влияния в ЕС и НАТО. Одновременно с этим, польское правительство ратует за усиление присутствия Североатлантического альянса в Восточной Европе, рассматривая усиление НАТО как усиление Польши.

Киев благосклонно воспринимает реанимацию давнего проекта Междуморья, уходящего корнями в прошлое Речи Посполитой, и предусматривающего создание антироссийского блока государств на пространстве между Балтикой м Черным морем (1).

Для успешной реализации данного проекта должны быть сведены к минимуму польско-немецкие противоречия. В условиях миграционного кризиса в ЕС, позиции Германии по данному вопросу, таких противоречий вряд ли удастся избежать. Берлин готов вложить в решение проблемы размещения мигрантов и беженцев 6 млрд. Евро (2).

Страны Вышеградской четвёрки настроены иначе. Венгрия категорически отказывается подчиняться диктату Брюсселя по распределению мигрантов. В унисон с Будапештом звучит голос Братиславы и Праги. До президентства А. Дуды Польша была единственным членом Вышеградской группы, поддержавшей, а не опротестовавшей действия Брюсселя. Какую позицию займёт Варшава сейчас, покажет время.

Вышеградская группа склонна, скорее, объединить усилия для разрешения миграционного кризиса, чем заниматься дружной поддержкой Киева. Проблема мигрантов для них более актуальна, и уже есть первые примеры сотрудничества в этой области: 50 чешских полицейских командированы в Венгрию для совместной охраны границ (3).  Примеров совместных попыток членов Вышеградской группы удержать от паления в бездну политико-экономического хаоса киевский режим не наблюдается.

Это не значит, что Вышеградская группа не обеспокоена происходящим на Украине. Это значит, что  каждая из стран этой группы придерживается нюансированного подхода к украинскому кризису. Наиболее конфронтационным характером отличаются венгерско-украинские отношения. Причина: ассимиляционная политика Киева по отношению к венгерскому меньшинству на Закарпатье, защита которого является приоритетом внешней политики Будапешта.

Украина заинтересована в модернизации энергетической инфраструктуры совместно с Вышеградской группой, в привлечении инвестиций, создании совместных предприятий и реализации проектов в сфере образования. Но для эффективного решения таких вопросов необходимо оздоровление венгерско-украинских отношений (4). Пока Киев не нашёл приемлемый для себя вариант решения. Все упирается в противоречие, которое представляет собой политика Киева по подавлению этнического многообразия внутри страны, при одновременном желании мать хорошие отношения с исторической родиной этих меньшинств.

Киев желает расширения «нормандского формата» переговоров по Донбассу, и надеется достичь желаемого с помощью Польши. Как известно, за расширение данного формата выступил президент Польши, и эта инициатива входит в комплекс озвученных им других внешнеполитических мер, как то укрепление контактов с государствами Балто-Черномроского региона, и размещение дополнительных контингентов НАТО в Центрально-Восточной Европе (1).

Успех на данном направлении будет зависеть от того, насколько далеко готова зайти Варшава в деле ухудшения польско-германских о ношений. Усиление  контингента НАТО в Европе равнозначно усилению в Европе позиций Соединённых Штатов, чему Германия исподволь противится. Учитывая экономическую зависимость Польши от Германии, Варшава не решится на кардинальный слом отношений с Берлином. Ожидается коррекция германского вектора польской политики, а не его радикальная смена. Эта коррекция заключается в попытках Варшавы снизить германское влияние в трансатлантических институтах и ЕС, с опорой на США и Великобританию.

 

Успехи Украины на пути сотрудничества с Вышеградской группой будут скромными. Киёв не обладает экономическим необходимым потенциалом, с опорой на который он мог бы представлять приоритетный интерес для своих соседей. Экономические проекты с соседями будут носить дискретный характер, и не оздоровят украинскую экономику.

Главным адвокатом Киева на международной арене традиционно выступит Варшава. Остаётся подождать, найдут ли Польша и Украина взаимоприемлемое решение в таких щекотливых вопросах, как деятельность ОУН-УПА в 1920-1940 гг. «Право и справедливость»,с Ярославом Качинским во главе, провозгласила курс на противодействие попыткам Киева сделать героев из союзников фюрера в лице ОУН-УПА.

Наиболее вероятный вариант будущих польско-украинских орошений – это активизация усилий Варшавы по противодействию пропаганде украинского национализма на Западной Украине, при одновременной поддержке режима Порошенко в международных вопросах, как то гипотетическое членство Украины в НАТО, развитие отношений с западными странами в военно-политической области.

Польша заинтересована в снижении националистического накала в приграничных украинских регионах, когда-то входивших в состав польского государства, и в усилении это начала на территории остальной Украины, где доминирует не польско-католическая, а русско-православная культура. Надеяться на содействие в этом других членов Вышеградской четвёрки, особенно Венгрии, занявшей принципиальную позицию в этом вопросе, Варшаве, как и Киеву, не приходится.

 

1)    http://www.niss.gov.ua/articles/1912/

2)   http://www.bbc.com/russian/international/2015/09/150907_merkel_germany_migrants_plans

3)    http://www.kresy.pl/wydarzenia,bezpieczenstwo-i-obrona?zobacz/czescy-policjanci-przybyli-na-wegry-pomoga-w-ochronie-granic

 

4)    http://www.niss.gov.ua/articles/1861/

 

Страница 1 из 3