facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:55

Кандидат политических наук Михаил Троицкий в своем комментарии «Эскалация войны: почему региональные конфликты превращаются в глобальные» задается вопросом, чем руководствовалась Анкара, согласовав запуск ракеты по российскому бомбардировщику. Трагический инцидент в небе над Ближним Востоком ставит множество вопросов и резко повышает неопределенность ситуации, полагает ученый.

Скорее всего, полагает ученый, Турция ожидала более решительной реакции своих партнеров по НАТО на попытки России поддержать армию и режим президента Асада. Анкара пыталась привлечь на свою сторону государства Европейского союза и НАТО, она пошла навстречу ЕС, согласившись рассмотреть возможность ограничения потоков миграции с Ближнего Востока через Турцию в направлении Европы. Важным козырем Анкары во взаимодействии с западными партнерами остается режим пропуска на турецко-сирийской границе, полного закрытия которой потребовал после встречи с президентом США Обамой 24 ноября президент Франции Олланд.

Турецкому руководству, недавно получившему широкий мандат на парламентских выборах, было сложно мириться с масштабной военной активностью России — далекой (по меркам Турции) северной державы в самом чувствительном для Анкары регионе — рядом с курдскими районами Сирии, Ирака и самой Турции. Раздражение в Турции вызывало и положение крымских татар, жалующихся на притеснения со стороны российских властей.

После же недавних ударов российской авиации по позициям сирийских туркмен, воюющих с силами президента Асада, но не примыкающих к ИГ (организация запрещена в России), у Турции явно сдали нервы. Не найдя понимания со стороны США и других важных союзников, в то время как президент Олланд собрался выстраивать коалицию с участием крупных западных держав и России, Турция решила сыграть на обострение.

Случившееся позволяет сделать несколько важных выводов. Во-первых, многие серьезные региональные игроки на Ближнем Востоке не воспринимают действия России исключительно как борьбу с источниками международного терроризма. Они не готовы принять логику, в соответствии с которой любой критик российской операции в Сирии как минимум сочувствует террористам. И если Саудовская Аравия и другие арабские монархии Персидского залива до сих пор ограничивались словесными выпадами в адрес Москвы, с которой одновременно вели переговоры, то самый мощный из региональных игроков, член НАТО Турция проявила готовность к прямой конфронтации с Россией.

Во-вторых, многие авторитарные лидеры, не склонные делить власть и ответственность с оппозицией (правящая Партия справедливости и развития вернула себе большинство в турецком парламенте на недавних повторных выборах), готовы совершать рискованные поступки, чтобы продемонстрировать решимость и повысить статус своей страны на мировой арене.

В-третьих, для некоторых средних по размеру и влиянию держав гораздо важнее их региональная роль, чем борьба с «однополярным миром». Со стороны таких государств стоит ожидать не меньшего сопротивления глобальным инициативам России (особенно проецированию российской военной силы на отдаленные регионы), чем были бы готовы оказать США.

Наконец, Сирия и регион вокруг нее являются настолько сложной материей, что проведение в нем любых военных операций чревато непредсказуемыми последствиями. Просчитать все сценарии и оценить все риски в подобном случае в принципе невозможно, а цена ошибки или просто неожиданного поворота событий может быть значительной.

Будет ли военный ответ? Сегодня Турция действует в непосредственной близости от своей территории, в то время как Россия зависит от уязвимых воздушных и морских коммуникаций и маршрутов. При этом не только Турции, но и другим странам расширенного Ближневосточного региона может не нравиться свободное применение российской авиации и ракетных установок в непосредственной близости от их территории, а ИГ они пока не рассматривают в качестве основой угрозы своей безопасности.

Скорее всего, нас ждет взаимная демонстрация силы: Москва уже подтягивает дополнительные ресурсы в район столкновения. Будет увеличена российская военно-морская группировка, объявлено об усилении систем противовоздушной обороны. Анкара ответит взаимностью, причем НАТО подтверждает право Турции защищать свои суверенные территории и воздушное пространство, однако воздерживается от выдачи мандата Анкаре на враждебные действия в отношении Москвы. Вашингтон уже занял сдержанную позицию, заявив, что российский бомбардировщик был сбит над Сирией, и призвав Анкару не допустить повторения подобного инцидента. Турция, однако, уже давно готова действовать без оглядки на союзников по НАТО и наверняка не собирается консультироваться с ними в ходе острого кризиса. Москва же, заявив устами министра иностранных дел Лаврова об отсутствии намерений «воевать с Турцией», не снижает накала обвинений в адрес турецкого руководства.

Как это много раз уже происходило в истории, разрастание и обострение конфликта с участием крупных мировых и региональных держав происходит внезапно и во многом против воли сторон. Каждая из сторон вооружается «на всякий случай» и не желает «терять лицо», отступая в словесном противостоянии, пока очередным шагом не становится использование силы. После этого ситуация выходит из-под чьего-либо контроля. Подвешенное на стену ружье в какой-то момент стреляет, рискованная военная операция не может долго продолжаться без потерь, а любая «региональная игра» может приводить к неожиданным глобальным последствиям.

 

http://mgimo.ru/ 

Мечты Эрдогана об империи опасны для Турции

Среда, 09 Декабрь 2015 13:47 Опубликовано в Геополитика

 

Агрессивность турецкой внешней политики представляет собой нечто новое. Ее истоки относятся к 2009 году, когда в Давосе президент Эрдоган оскорбил Шимона Переса, тогдашнего президента Израиля, употребив турецкое обращение, которое, обычно, используется в отношении собак, и обвинил его в зверствах, совершенных в секторе Газа. Это очень понравилось его избирателям в Турции, но не очень понравилось туркам, привыкшим задумываться о происходящем, и было очень хорошо воспринято в арабском мире.

Эрдоган привлек к себе внимание и стал популярной фигурой в ходе начавшейся вскоре арабской весны. В первую очередь он попытался изменить ситуацию в Сирии и был весьма раздосадовал тем, что президент Асад не откликнулся на его призывы о проведении реформы, которая предусматривала использование варианта «мусульманской демократии» самого Эрдогана. Ожидая падения Асада, он ничего не сделал для того, чтобы остановить начавшуюся гражданскую войну, и гостеприимно принял у себя в стране более 2 миллионов беженцев, перешедших через границу.

Эрдоган, конечно же, был уверен в том, что они смогут вернуться домой уже через несколько недель. Этого не произошло, и сирийских хаос становится все более и более сложным, особенно в результате появления курдских формирований на турецкой границе. Эти формирования могут представлять угрозу для территориальной целостности самой Турции, если учесть, что юго-восточную часть страны населяют преимущественно курды. Затем в дело вмешались русские, которые напрямую поддержали Асада, своего человека в Леванте, и заставили отступить его оппонентов. Затем Турция сбила российский бомбардировщик, и этот эпизод для Турции оказался совершенно беспрецедентным, поскольку ничего подобного не происходило даже во время холодной войны. Пока никто не может сказать, во что это все выльется, однако последствия могут быть таковыми, что архитекторы внешней политики Турции будут с ностальгией вспоминать старые добрые времена.

Когда эта страна в 1923 году приобрела, наконец, свои современные очертания, нерешенными остались многочисленные вопросы, в том числе самая протяженная и снабженная "фитилем" восточная граница с северным Ираком, то есть с Курдистаном. Британцы провели эту границу в 1926 году с учетом своих собственных интересов в отношении нефти, тогда как Турция рассматривала эту часть мира как естественным образом принадлежащую ей. Однако Анкара согласились с предложенным вариантом и до последнего момента проводила осторожную внешнюю политику в соответствии со словами основателя страны Кемаля Ататюрка: Мир дома, мир за пределами страны. Никаких авантюр.

Но были моменты, когда Турция, на самом деле, стала продвигаться вперед — в 1938 году она завладела Антиохией, а в 1974 году ее войска были введены на Кипр, что было сделано по приглашению и на солидной договорной основе. Во всем остальном Турция вела себя исключительно осторожно, особенно в тех вопросах, которые имели отношение к России. Хотя повсюду в стране было немало озлобленных эмигрантов с Кавказа — половина проживавших в 1930-х годах в городах людей родились за границей, — кавказская эмигрантская литература была запрещена, а ведущий ученый из Центральной Азии в 1954 году был арестован за провоцирование конфликта с Россией.

Объяснение всего этого было достаточно простым. Россия были чрезвычайно мощной, она побеждала Оттоманскую империю в дюжине войн, а также сыграла решающую роль в защите новой Турецкой республики. Русские направляли золото и оружие турецким националистам, а также заключили договор о границе, обменяв таким образом Армению на Азербайджан. Позднее они обменяли Троцкого на трикотажную фабрику, а русский возглавил в Турции работы по энергетическому планированию. В ответ турки выгнали пантюркистов из Стамбульского университета, а также посадили в тюрьму известного ученого Ахмед-Заки Тогана.

Все это закончилось после Второй мировой войны, когда Сталин показал свой оскал. Он потребовал военную базу в районе Дарданелл, а также территории в восточной Турции. Американцы и британцы поддержали турок, которые отказались от нейтрального статуса, вступили в НАТО и приняли участие в Корейской войне. Турки получили помощь в рамках Плана Маршалла, и благодаря колоссальной значимости их территории они обладали привилегированным положением: тысячи студентов обучались за границей, МВФ предоставлял им значительную помощь, они получили доступ на европейские рынки и, что самое главное, им бы открыт путь на рынок труда в Германии. 

Англо-американские связи имели важное значение для того, чтобы Турция заняла ведущие позиции на Ближнем Востоке, и сегодня ее экономика превосходит всех местных конкурентов, а в тот момент лишь некоторых. Поскольку альянс с Америкой, по крайней сере, предполагает наличие демократии, турки в 1950 году провели свободные выборы. И сформированное правительство оказалось предшественником нынешнего. Оно стало активно развивать государственные компании и добилось популярности за счет предоставления исламу того места, в котором ему отказывали правившие до этого республиканцы.

На самом деле, они не преследовали ислам за исключением того, что они просто не давали ему самому возможности преследовать другие религии. «Дома народов», созданные по советскому образцу в деревнях, способствовали распространению грамотности и здравоохранения среди страдавших от бедности крестьян, для которых имам были естественным советчиком, как это было в случае со священниками для бедных крестьян в сельской местности Ирландии или Италии. Пришедшее к власти в 1950-х годах правительство закрыло «дома народов», а их место заняли мечети. Сегодня в стране их более 80 тысяч.

Да, своего рода мания, однако, по сути, это мало чем отличается от строительства церквей в викторианский период, который затронул даже самые удаленные части Англии. Сельские мигранты нуждаются в центре, а этот центр способен обеспечить их голоса на выборах. Интересным вопросом в турецкой политике является неспособность левых сил отвлечь избирателей от мечетей. На самом деле, армия вынуждена была взять на себя роль левых, и время от времени она устраивала государственные перевороты, предоставляла права женщинам и следила за тем, чтобы образование не ограничивалось одним чтением Корана.

Тогда были (и сегодня, конечно же, есть) умные и здравомыслящие люди с религиозной стороны, и они понимали, что религию нельзя запихивать людям в глотку. Настоящим великим человеком современной Турции является Тургут Озал — он перехитрил военных в 1980-е годы, открыл Турцию для экспортных товаров со всего мира, а также создал (в основном) успешную сегодняшнюю страну. У него было строгое религиозное воспитание, но он знал и внешний мир (работал во Всемирном банке), а еще он понимал, что могут возникнуть серьезные проблемы, если он будет слишком проталкивать вперед религию. Среди его предков были курды, и, по его мнению, проблема состояла в том, что они чувствовали себя в стране гражданами второго сорта. Но, прежде всего, он понимал важность сохранения благоразумной традиции во внешней политике Турции. Он умер в 1993 году, и никто не занял его место.

 

Озала можно сравнить с Тэтчер (у них были прекрасные отношения), и выброс энергии в 1980-х годах обеспечил Турции ее нынешнее процветание: ее бизнесмены работают в разных странах мира; ее авиакомпания, вероятно, является лучшей в мире; ее писателей читают, а с ее правительством все советуются. Однако политика является сложным делом, а Озал не оставил после себя консервативного блока, который смог бы увековечить его наследие. Вместо этого мы имеем теперь религиозную Партию справедливости и развития с ее всемогущим лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом, который считает своим долгом воспитание «набожных поколений» и который оказывает помощь своим союзником из партии «Братья мусульмане» в сирийской гражданской войне.

Очевидно также, что Исламское государство получает помощь от Турции, поскольку свержение непокорного Асада является приоритетом для Эрдогана, и при этом весьма уважаемый редактор наиболее именитой газеты в стране арестован и ему грозит тюремное заключение за публикацию разоблачительных материалов. А еще есть курды, которые явно начинают действовать сообща. Как сказал их самый выдающийся лидер в Турции Камран Инан (недавно умерший коллега Озала), они являются «чудесным народом», частично они отчуждены от Турции, а остальной мир видит в создании Курдистана возможный вариант решения. Пока авантюрный курс Эрдогана представляется довольно успешным, однако он является существенным отклонением от традиционного курса турецкой внешней политики и может даже стать причиной разрушения страны. Но каким же образом это может произойти?

Основой подобного варианта служит комплекс неполноценности, а также мания величия. На протяжении веков, и даже еще со времени монголов, разумный ислам задает вопрос: «Что пошло не так? Почему Господь покинул нас и позволил другим достичь Луны?» И вот теперь Турция встает во весь рост и во весь голос обращается к нациям (а Тайип Эрдоган, прошедший подготовку на футбольном поле и в религиозной школе, действительно, обладает хорошим голосом — частично духовного свойства, частично с характерными особенностями судьи на поле, однако воздействие его риторики не поддается переводу).

Федеральный канцлер Меркель обращается к нему с просьбой о помощи в ходе кризиса с беженцами, а европейцы молчат по поводу задержания редактора газеты. И вдруг они соглашаются изменить систему выдачи виз, которая унижает турецких бизнесменов и представителей академического мира. С американцами проблем не будет. В старые времена у Турции были две внешние политики в отношении Вашингтона, контролирующего кошельки Международного валютного фонда, — «и я тоже», а также «Боже мой!» Теперь, вероятнее всего, такую позицию уже вынужден будет занять Вашингтон.

Президент Эрдоган сидит в своем дворце, напоминающем китайский аэропорт, и считает себя реставратором Оттоманской империи. В великие периоды оттоманов, в XVI веке, Россия казалась каким-то отдаленным шумом на севере. Однако, бросая ей вызов, благой президент Эрдоган обнаружит нечто намного более значительное. Нарушив традиции турецкой внешней политики, он забыл, что смертельный удар пришел не с запада, а с востока — из Ирана и Сирии, армии которых дважды доходили до Стамбула в XIX веке. А сегодня западные державы, судя по всему, намерены сотрудничать с Россией и негласно поддерживать Асада, преследуя при этом более важного врага — Исламское государство. Другими словами, Турция просто может оказаться в изоляции.

А нет ли элемента провокации в этой недавней истории — если Путин резко ответит на инцидент со своим сбитым самолетом, то американцы будут вынуждены ввести бесполетную зону, за которой Эрдоган сможет без лишнего шума разобраться со своими врагами, то есть с курдами, которые в настоящее время являются самым серьезным вызовом для его режима? Пока ему неимоверно везло, но не является ли последний инцидент именно тем шагом, который приведет к его падению, поскольку его покорные избиратели из центральной Анатолии почувствует дуновение зимнего холода? Если и есть какой-то урок для правителей Турции, то он формулируется так: не провоцируйте Россию.

 

 

Источник: inosmi.ru

 

Эти слова президент (тогда премьер-министр) Турции произнес после того, как сирийская система ПВО сбила турецкий военный самолет над своей территорией. Но инцидент произошел в 2012 году. Утром двадцать четвертого ноября 2015 года турецкие истребители сбили российский бомбардировщик СУ-24. В тот же день на встрече с королем Иордании Абдаллой II президент России назвал действия Турции «ударом в спину» от «пособников террористов». (rbc.ru) А Эрдоган на этот раз вспомнил о «праве каждого защищать свои границы». (hurriyet.com.tr)

Логика Анкары состоит в следующем: «Мы предупреждали, что будем сбивать все нарушающие воздушную границу страны летательные аппараты, кому бы они ни принадлежали. Российский самолет, несмотря на десять предупреждений, сделанных в течение пяти минут, вошел в наше воздушное пространство». Турецкий Генштаб обнародовал карту, на которой обозначен маршрут российского самолета, с отмеченными точками входа в воздушное пространство страны и выхода из него. (hurriyet.com.tr) Примечательно, что согласно этому документу, обстрел был произведен уже после того, как самолет покинул пределы Турции.Что подтверждает и источник Reuters в администрации Белого дома. (newsru.com) По данным российской стороны, бомбардировщик был атакован над сирийской территорией, в километре от турецкой границы, которую он не пересекал. Получал ли экипаж предупреждения, мы можем скоро узнать - по некоторым данным один из летчиков спасен и уже находится на российской базе. bfm.ru Военные еще будут уточнять все обстоятельства инцидента. Мы же сейчас обратим внимание на политическую подоплеку, сделавшую обстрел в принципе возможным.

Экспертное сообщество уже давно говорит о прямой поддержке со стороны Турции джихадистских группировок, действующих против режима Башара Асада, включая самые одиозные из них – «Исламское государство» и «Фронт ан-Нусра». По словам обозревателя турецкой газеты «Радикал» Юнала Чевикоза, «В сирийском вопросе Турция не солидаризируется ни с США, ни с Россией, ни с международным сообществом в целом. Но только ли в этом дело? Сирийский вопрос уже давно приобрел другой масштаб, превратившись в эдакую навязчивую идею. Даже на открытии VI энергетического форума Атлантического совета, состоявшегося на прошлой неделе в Стамбуле, президент Эрдоган построил свое выступление на идее о том, что «Сирия, мусульманство, ислам не имеют никакого отношения к терроризму», и подвел итог словами «как важно, чтобы Асад ушел». Таким образом, Турция больше не может обсуждать со своими собеседниками важные мировые проблемы и продолжает вести близорукую внешнюю политику, которая базируется на утверждении «Асад не нужен». (radikal.com.tr)

Политики и дипломаты, в том числе и российские, долгое время предпочитали не заострять внимание на «особой» позиции Анкары, имеющей весьма агрессивные планы в отношении Сирии. Поворотным моментом, вероятно, следует считать резонансное заявление В.В.Путина на форуме G-20 в Анталье о том, что финансирование ИГ осуществляется, в том числе, и из некоторых стран-участниц «двадцатки». Вне всякого сомнения, Анкара приняла эти слова на свой счет: «секретом Полишинеля» является тот факт, что значительная часть нефти, добываемой сирийскими джихадистами, идет в Турцию. Откуда поступает оплата. Примечательно, что эти слова прозвучали на фоне начавшихся российских бомбардировок контрабандных нефтяных автокараванов, тянущихся к турецкой границе. Таким образом, российский президент дал понять, о каком источнике финансирования террористов идет речь, не называя его.

Далее. Турецкий президент Таййип Эрдоган, судя по всему, смог, наконец, заручиться поддержкой со стороны США в проведении наземной операции на севере Сирии для создания там «зоны безопасности». Анкаре она нужна как буфер против набирающих силу сирийских курдов и для поддержки патронируемых Турцией оппозиционных групп, а ее западным союзникам – чтобы организовать здесь лагеря для беженцев, рвущихся в Европу, остановив этот поток здесь. Упорно не хотят в Вашингтоне прислушиваться к здравомыслящим экспертам вроде Патрика Дж. Бьюкенена: «Организовав бесполетную зону или установив «зону безопасности», мы рискуем вступить в войну не только с Сирией, но и с русскими, Ираном и «Хезболлой». Никто из этих союзников Асада не отойдет безропотно в сторону, если мы начнем военные действия, лишая сирийский режим и его армию права на защиту и на выживание в войне против ИГИЛ, ан-Нусры и прочих группировок джихадистов и инсургентов». (theamericanconservative.com) В качестве «пушечного мяса» в этой операции, по имеющейся информации, предполагается использовать прежде всего родственных туркам сирийских туркмен. Их группировки, такие как «Сирийское демократическое туркменское движение» и «Бригады султана Абдулхамит-хана» - давно воюют с войсками Асада и его союзниками, в частности, в районе падения СУ-24. Не случайно наступление на их позиции, предпринятое в последние дни правительственными войсками при поддержке российской авиацией, вызвало бурю негодования в Анкаре, которая даже пожаловалась в ООН на, якобы, «бесчеловечные» действия русских в отношении мирных туркменских жителей.

Сирийским туркменам отводится значительная роль в реализации «неосманистской» мечты президента Эрдогана. В целом, «пантюркистский проект» определяет очень многое во внешней и внутренней политике турецкого президента. Вот что об этом писала «Milli gazete» несколько дней назад: «Анкара недвусмысленно дает понять, что в случае, если кризис в Сирии и постановочные операции против ИГИЛ будут продолжаться, она не станет воздерживаться от военных действий по защите здешних туркмен и других своих интересов на турецко-сирийской границе. Кому предназначается это послание? В первую очередь — России… Сирийские тюрки — это стражи, которые веками защищали регион от вторжений крестоносцев… Регион, который они защищали, входит в наши границы, определенные Национальным Обетом… Это один из двух стратегически важных регионов, в которых будет создана Великая Турция, которая возвращается к своему историческому коду и старается уберечь свое наследие. Самая малая уступка в этом вопросе равноценна отказу от видения «Великой Турции». В тот момент, когда Турция перестанет считаться с тюркскими элементами в этом регионе, тюркский мир перестанет считаться с ней». (milligazete.com.tr) Вот так, прямолинейно и откровенно.

Военно-политическая активность России в Сирии по существу ставит по сомнение стратегические планы анкарского режима - стать лидером всех ближневосточных суннитов, - а наступление правительственных сирийских войск на отряды туркмен – на проекте создания «зоны безопасности». Эрдоган, которого в оппозиционных кругах называют не иначе как «падишах», после недавней победы своей партии на парламентских выборах, очевидно, поверил в свое всемогущество, во-первых, и решил, что руководимая им страна уже стала региональной сверхдержавой, во-вторых. В этой связи турецкий политобозреватель Метин Мюнир, например, утверждает, что «Эрдоган и его команда, включая военных, потеряли способность здраво мыслить». (t24.com.tr)

Каждый удар в спину имеет своё лицо

Среда, 25 Ноябрь 2015 13:17 Опубликовано в Геополитика

Российский бомбардировщик СУ-24, возвращавшийся с боевого задания в Сирии, был сбит турецким истребителем F-16. По оценке российского президента Владимира Путина, этот инцидент – «удар в спину, который нам нанесли пособники террористов». По словам Путина, российский самолет находился в воздушном пространстве Сирии, и никак не угрожал Турецкой республике. По словам главы государства, этот инцидент, будет иметь очень серьезные последствия для российско-турецких отношений. Но, вероятно, не только для них. 

Самолет был сбит в очень интересный момент – сразу после визита президента РФ Владимира Путина в Иран – главного регионального соперника Турции и накануне визита в Анкару министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Этот визит уже отменен. Глава внешнеполитического ведомства должен был обсудить в Анкаре подготовку к проведению Совета сотрудничества высшего уровня, которое было намечено на конец года. Кроме того, французский лидер Франсуа Олланд после парижских терактов едет обсуждать свой военный ответ не только в Вашингтон, но и в Москву. Расширение той группы мировых игроков, которая выступает за сохранение режима Асада на переходный период, не соответствует интересам Анкары.  Эрдоган, хотя и пошел на некоторые уступки, продолжает настаивать на свержении легитимного главы Сирии. Турция с самого начала высказывала недовольство российской операцией против ИГИЛ, в которой официальная Анкара, как и некоторые другие страны НАТО, видит  поддержку Асада. Но одно дело – словесное недовольство, а совсем другое – то, что страна – член НАТО  впервые  с 1950-х годов сбила российский (советский) самолет. (Речь идет, как минимум,  о  двух инцидентах: 4 сентября 1950 года: тогда в нейтральных водах Японского моря, у берегов Северной Кореи, истребителями ВМС США был сбит советский бомбардировщик. Два члена экипажа погибли сразу, третий - лейтенант Геннадий Мишин - был подобран американцами, но скончался от ран. Его останки были переданы в СССР в 1956 году, говорится в книге известного историка, профессора МГУ Александра Орлова. 18 ноября 1952 года на Дальнем Востоке между американскими палубными истребителями с авианосца ВМС США и советскими истребителями МИГ-15 состоялась перестрелка. Из четырех советских истребителей на аэродром вернулся только один, другой из-за отказа двигателя упал в море, остальные два были сбиты американцами. США потеряли два самолета RB-29) rus.tvnet.lv )

Сейчас же американский президент, комментируя атаку на российский СУ-24 заявил, что «Турция вправе защищать свое воздушное пространство, но американцы не имеют к этому отношения. Если Россия проводит свою операцию против ИГИЛ, инцидент как тот, что произошел со сбитым Турцией самолетом, скорее всего, случится». lefigaro.fr Интересно, что бы заявил президент США, если бы это был американский самолет, сбитый, скажем, сирийской авиацией?  Британская Daily Mail приводит слова директора аналитического центра «Сеть европейских лидеров» Иэна Кернса: «Случившееся из числа того, чего мы опасались. Это прямое военное столкновение страны НАТО и России. Это очень серьезное происшествие». dailymail.co.uk  Генсек НАТО Йенс Столтенберг, в свою очередь,  ожидаемо заявил, что в данном инциденте между собой должны разбираться Москва и Анкара.

Впрочем, пока ситуация выглядит, как, мягко говоря, «большое недоразумение» с далеко идущими геополитическими последствиями. Сбитый российский самолет – это логичное продолжение внешней политики Турции, направленной на балансирование между основными мировыми центрами силы при жестком отстаивании собственных интересов, которые  зачастую непонятны даже партнерам по НАТО, да и России. В частности, после того как Болгария под давлением США и ЕС отказалась от крайне выгодного для нее «Южного потока», Турция немедленно заняла ее место, согласившись построить на своей территории газораспределительный хаб. Но, заключив договор с Газпромом, турки немедленно начали затягивать начало строительства, требуя себе дополнительных преференций. Отношения Турции и ИГИЛ тоже сложно назвать однозначными. Формально Турция осуждает теракты, принимает беженцев и, как член НАТО, разделяет обеспокоенность западного мира бесчеловечным игиловским режимом. С другой, именно через Турцию идет основной поток иностранцев, желающих примкнуть к ИГИЛ, именно Турция покупает нефть, которую добывают игиловцы.  Более того, Анкара регулярно наносит удары по курдам, активно ведущим борьбу с ИГИЛ на севере Ирака и Сирии. Поэтому, даже если признать право Турции на защиту своей территории или дружественных ей сирийских туркоманов, фактически, сбив российский самолет, Анкара непосредственным образом поддерживает ИГИЛ. vz.ru Помимо прочего, российские ВКС в последние две недели особенно преуспели в уничтожении автоцистерн на путях транспортировки нефти в Турцию и боевиков и оружия в направлении обратном. В этой чёрной экономике, как утверждает ряд изданий,  задействованы, в том числе, турецкие генералы, которые вполне могли сыграть в «свою» игру, отличную от планов президента. expert.ru Но это сомнительно.  Сбитый российский самолет стал ярким подтверждением того, что ни о какой широкой коалиции против ИГИЛ пока что говорить не приходится. Чего, судя по всему, Турция и добивалась.

Страница 2 из 6