facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 6:21

Агентство Sputnik публикует данные о доверии населения различных стран к своим правительствам. Согласно исследованиям ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), с 2007 по 2014 год число людей, которые доверяют своему правительству в России выросло на 27%, в то время как в США упало на 4%.

Умеренный рост доверия к правительствам своих стран продемонстрировало население Чехии, Польши, Великобритании, Норвегии и Италии (7%, 6%, 6%, 2% и 1% соответственно). На прежнем уровне сохранилось доверие к властям у граждан Турции и Швеции, в то время как правительства Дании (-13%), Франции (-10%) и Бразилии (-2%) поддержку населения в той или иной мере утратили.

В целом лидирующими странами по росту с 2007 по 2014 год числа людей, которые доверяют своему правительству, стали Россия (+27%), Германия (+25%) и Исландия и Израиль (по +22% соответственно). Наибольшее падение доверия зафиксировано в ЮАР (-32%), Словении (-30%), Финляндии (-29%), а также в странах Южной Европы, затронутых кризисом: Испании (-27%), Португалии (-22%) и Греции (-19%).

 

Sputnik

www.sputniknews.com

 

Смена тональности немецких СМИ по отношению к украинскому руководству становится все более очевидной, пишет в статье «Наступило отрезвление: Немецкое телевидение размазало Порошенко» сайт «Антифашист».

Раньше это были просто намеки, отмечает интернет издание, то  теперь даже такие государственные телеканалы Германии как ZDF, освещают события на Украине без прежних сантиментов. 26 мая 2015 года этот финансируемый из федерального бюджета телеканал показал сюжет, посвященный годовщине со дня вступления П.Порошенко в должность президента Украины. Не смотря на то, что журналисты не слишком стремились пообщаться на этот счет с украинской оппозицией, чтоб услышать более жесткие оценки, даже показанный в эфире репортаж можно назвать «холодным душем» для киевского режима.

В репортаже журналист ZDF, комментируя кадры инаугурации П.Порошенко, отмечает, что  многие люди  «возлагали на него свои надежды, полагая, что он изменит Украину», и продолжает – «Киев сегодня. Шоколадная империя нового президента растет. Только в Киеве Рошен в прошлом году открыл 21 новый фирменный магазин». И это при том, добавляет журналист, что олигарх обещал продать свои фирмы. Далее приводятся слова бывшего депутата Рады, украинского националиста Дония: «Порошенко использует свою должность для собственного обогащения и обогащения своей команды».

«Намного чаще, чем в деловом костюме украинского президента можно увидеть в военной форме» – продолжают журналисты ZDF. «Война определяет все, война – оправдание затягиванию реформ» - так комментирует государственный телеканал Германии украинские реалии.

«По данным украинского правительства, каждый день войны стоит Украине, которая находится на грани банкротства, 5 миллионов евро», добавляет немецкий телеканал. Затем телеканал переходит к событию, которое состоялось во вторник 26 мая, а именно – встрече украинского президента с представителями европейской бизнес-ассоциации. Но вот беда - снова нет хороших новостей для Порошенко. Приводится комментарий председателя этого объединения А.Деревянко: «Мы не видим существенных изменений, осуществления реформ, позитивных результатов для бизнес сообщества».

Немецкие журналисты вспомнили также и об обещании П.Порошенко об «отмене виз между Украиной и ЕС». Но, как сообщает ZDF, в этом вопросе «наступает отрезвление».

Завершая репортаж, ZDF констатирует, что спустя год многим украинцам стало понятно, что «президент изменить страну не может».

 

Антифашист.com

http://antifashist.com/item/nastupilo-otrezvlenie-nemeckoe-televidenie-razmazalo-poroshenko.html#ixzz3bMANGSM0

 

Долги их тяжкие

Понедельник, 30 Март 2015 14:06 Опубликовано в Финансы

 

Немецкий журнал «Шпигель» вышел с обложкой, на которой помещен коллаж - Ангела Меркель на фоне офицеров вермахта, в момент их вхождения в Афины.  Обложка связана с главной статьей номера «Четвёртый рейх», речь в которой идет о сегодняшних проблемах в отношениях между Германией и Грецией. Журналисты издания объяснили, что столь скандальная и провокационная обложка является всего лишь пародией на то, как ряд европейских стран воспринимают Германию, и на то, как как канцлера изображают на карикатурах, в том числе и в греческих СМИ. 

Как известно, в каждой шутке есть доля шутки, а остальное - суровая действительность. Афины и Берлин  давно находятся в состоянии «холодного мира».  А очередное обострение произошло совсем недавно, когда премьер-министр Греции  Ципрас заявил в парламенте: «Историческое обязательство нового греческого правительства требовать военной репарации по итогам Второй мировой войны. Это наш моральный долг перед историей. Долг перед всеми народами Европы,  которые воевали и проливали кровь в борьбе против фашизма».  Ципрас добавил, что Афины также потребуют от Берлина возврата так называемого оккупационного займа. Речь идет о событиях 1938 года, когда фашисты в принудительном порядке изъяли из сейфов греческого Центробанка золотовалютные резервы — 3,5 миллиарда долларов в ценах того времени, что теперь эквивалентно 54 миллиардам евро. По оценкам греков, с учетом репараций выплаты могли бы составить 162 миллиарда евро без процентов или порядка 700 миллиардов уже с процентами.  А еще нужно учесть, что во время Второй мировой войны из страны были вывезены более 10 тысяч предметов античного и византийского искусства, которые до сих пор не возвратил Берлин.  Правительство Греции пригрозило конфисковать собственность Германии в стране в качестве компенсации за немецкую оккупацию в годы Второй мировой войны. Министр юстиции Никос Параскевопулос заявил, что готов подписать постановление Верховного суда от 2000 года, требующее выплат компенсации родственникам 218 жертв. Тогда суд постановил, что Германия должна выплатить 28 млн. евро родственникам погибших. Однако это постановление не было реализовано, а дело "похоронили" в международных судебных инстанциях в последующие годы. Это постановление позволяло провести конфискацию собственности Германии на территории Греции в качестве компенсации, однако такие меры так и не были воплощены в жизнь. Среди такой собственности называются археологическая академия и институт Гете, находящиеся в Афинах. В свою очередь, Берлин настаивает на том, что вопрос о компенсации был решен в 1990 году - еще до объединения двух Германий. Представитель канцлера Ангелы Меркель Штеффен Зиберт заявил недавно, что Германия твердо уверена в том, что вопрос о репарациях был решен с юридической и политической точек зрения. "Мы должны сосредоточить внимание на текущих проблемах", - сказал он, имея в виду финансовый кризис в Греции.

 

Отношения между Грецией и Германией ухудшились в последние годы из-за долгового кризиса, постигшего Грецию, и роли в нем Германии, которая является одним из основных кредиторов в рамках плана финансовой помощи, принятого в 2010 году. Германские министры усиленно лоббировали меры по сокращению государственных расходов и бюджетного дефицита в Греции, что привело к росту антигерманских настроений в стране. Германия действительно выплатила компенсацию Греции за военную оккупацию в размере 115 млн. марок в 1960 году в рамках соглашения между европейскими странами. Однако Греция утверждает, что соглашение 1960 года не покрывало основных требований Афин, в том числе выплаты компенсации за повреждения инфраструктуры, военные преступления, а также возвращения насильно введенного займа, полученного от оккупированной Греции. В этом споре у Афин появился неожиданный союзник- немецкие социал-демократы, с которыми партия Ангелы Меркель ХДС находится в коалиции. Они  поддержали власти Греции в их требованиях.  «По моему мнению, с политической точки зрения этот случай не вызывает сомнений: мы должны оказать финансовую поддержку жертвам и их близким», – заявила в интервью немецкому изданию Der Spiegel представитель социал-демократов Гезине Шванн. Депутат уверена, что Германия нанесла урон Греции и есть необходимость признать это. В свою очередь сопредседатель фракции «Союз90/Зеленые» (союзник социал-демократов) в Бундестаге Антон Хофрайтер отметил, что от требований Греции «нельзя отмахнуться просто так». «Эта глава не закрыта ни с моральной, ни с юридической точек зрения», – уверен немецкий политик. По его мнению, федеральное правительство поступило бы правильно, начав с Грецией переговоры. Впрочем, судьба Греции, вероятно, волнует СДПГ не   в первую очередь. Причины демарша, скорее всего, сугубо внутриполитические. Следующие выборы в бундестаг намечены на август или сентябрь 2017 года, однако борьба началась уже сейчас. И тут надо учесть политическую неустойчивость после предыдущих выборов 2013 года. Тогда Ангела Меркель сохранила пост канцлера. Но бывший союзник ее блока ХДС-ХСС – Свободная демократическая партия (СвДП) – не прошел 5-процентный барьер, и пришлось формировать «большую коалицию» с традиционными соперниками – социал-демократами. И вот сейчас они наносят по своим соперникам- союзникам превентивный удар, в расчете заработать политические очки уже сейчас, более, чем за два года до выборов.   Впрочем, какие бы цели ни преследовали немецкие социал-демократы, они, поддержав требования Афин, резко сузили пространство для политического маневра Ангелы Меркель на переговорах с греками. 

 

 

Украинский кризис и, соответственно, сложные и жесткие отношения в «треугольнике» РФ-ЕС-США придали вполне прикладной характер рассуждениям политиков и экспертов о роли и месте Германии в современном мире, её внешнеполитических ориентирах и глобальной ответственности.

На современном этапе дискуссию на эту тему оживила победа блока ХДС/ХСС на выборах в Бундестаг осенью 2013 года. Как заявил тогда федеральный президент Йоахим Гаук, «в мире, полном кризисов и потрясений, возрастает новая ответственность Германии». В дальнейшем (например, на конференциях по безопасности в Мюнхене) в подобном же ключе высказывалась вся берлинская верхушка, включая саму Ангелу Меркель, министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера и министра обороны Урсулу фон дер Ляйен.

Однако лозунг «Больше ответственности!» как заявка на лидерство в случае с Германией имеет, условно говоря, оборотную сторону. Как писал той же осенью 2013 года глава СВОП Фёдор Лукьянов, ЕС переживает системный кризис, интеграционная модель нуждается в коренном преобразовании, и от Берлина, фактически признанного неформальной столицей единой Европы, ждут решительных действий, но – таких, чтобы не случилось «германизации» Старого Света.

(http://ria.ru/analytics/20130923/965138084.html#ixzz3U9eQeeXW)

Иными словами, актуальные европейские обстоятельства – интеграционный и экономический кризис – буквально выталкивают Германию на передний план, но чем она активнее себя ведёт, тем сильнее «фантомные» опасения «проснувшегося гегемонизма», а, значит, и противодействие со всех сторон. Беда ещё и в том, что Франция, традиционно выступавшая геополитическим противовесом Германии, сейчас в силу объективных и субъективных причин таковой быть перестала. И Берлин всячески пытается не дать никому повода усомниться в том, что немцы забыли уроки XXвека.

Ради этого Германии приходится отказываться от своего рода привилегий недавней прошлой жизни, когда она была «сама за себя». Например, от экономически выгодных добрых отношений с Россией, отмечает тот же Ф. Лукьянов в декабре 2014 года, то есть в разгар украинского кризиса. Берлину важно, чтобы его не заподозрили в отходе от принципов атлантической солидарности, но парадокс в том, что Украина – едва ли не единственная тема, по которой Германия может солидаризироваться с США. Можно предположить, что Германия решит в равной мере дистанцироваться и от России, и от США, сделав ставку на некую отдельную, «чисто европейскую» Европу. И такой курс чем-то напоминает подход Франции второй половины ХХ века, когда та стремилась сохранять баланс между Москвой и Вашингтоном, а европейскую интеграцию воспринимала как способ сохранения своей глобальной роли. Ныне Франция утратила ресурс для проведения такой политики, а вот Германия его как раз получила.

(http://www.gazeta.ru/comments/column/lukyanov/6337589.shtml)

Если верить публикациям последнего времени, в самой Германии, прежде всего, подчеркивают, что она фактически вынуждена занять ведущие позиции по причине слабости своих партнёров. Но главным всё равно остаётся вопрос выбора дальнейшего пути.

Путей таких, как их определяли несколько лет назад немецкие специалисты, в общем случае три:

- полностью самостоятельная внешняя политика с опорой исключительно на национальные интересы;

- «трансатлантическая упряжка» с США;

- ставка на превращение ЕС в полноценную глобальную державу.

Предполагается при этом, что выбор первого пути означает формирование антигерманской коалиции в Европе, а третий путь очень долог и очень сложен, и вообще неизвестно, «срастётся» ли…

Как напоминают уже отечественные комментаторы, в 2103 году в Германии на серьезном политическом уровне появился доклад «Новая мощь, новая ответственность», главная мысль которого заключается в том, что раз Берлину выгоден существующий миропорядок, его нужно сохранять и развивать. И это тем более актуально, поскольку участие теряющих ресурсы США в международной политике скоро будет носить выборочный характер, и вообще Вашингтон планирует сконцентрировать свои внешнеполитические усилия в АТР. (http://newsland.com/news/detail/id/1446194/)

Исходя из этой логики, менять ничего не нужно, да и выбирать – тоже. А значит, Германия – на втором, то есть, «трансатлантическом» пути. И если возникает конфликт между стремлением к «мирному перезапуску существующего миропорядка» и двусторонними отношениями, приносящими якобы сиюминутные выгоды, нужно быть готовым этими двусторонними отношениями пожертвовать. Вот Берлин и начал «после Крыма» ужесточать свою позицию в отношении Москвы.

Непонятно только, в чём здесь «новая ответственность»?

Так или иначе, к началу 2015 года дискуссия о «выборе Германии» вышла на новый виток. Часть экспертов уверена, что ориентированная на экспорт немецкая экономика все больше и больше зависит от спроса на развивающихся, не-западных рынках, и внешняя политика Германии уже стала базироваться на экономических интересах, интересах экспортёров, а растущие антиамериканские настроения помогли этому сдвигу. Да, немецкий бизнес неохотно, но принял санкции против России, но продолжает лоббировать их смягчение, и при этом Германия и думать не желает ни о каких силовых вариантах. То есть, у Берлина может не хватить решимости продолжать политику сдерживания Москвы. А уж проведению такой же политики в отношении Китая, если сложится такая политическая ситуация, германские бизнесмены станут противодействовать еще активнее.

Вывод: проамериканская политика Германии может закончиться после ухода с поста канцлера Ангелы Меркель, и начнётся «пост-западная» политика. Причём Германия сможет повести за собой значительную часть Европы, в особенности страны ЦВЕ, а если Великобритания покинет ЕС, ещё вероятнее, что Союз будет следовать предпочтениям Германии, особенно в том, что касается России и Китая. В этом случае не исключён конфликт Европы с США – и тогда Запад ждёт раскол, который ему будет крайне сложно преодолеть. (http://www.globalaffairs.ru/number/Ostavit-Zapad-pozadi-17305)

Сторонники иной точки зрения подчёркивают, что перспектива выхода Германии из «трансатлантической упряжки» абсолютно нереалистична в силу несоответствия этого экономическим и политическим интересам страны. Мол, несмотря на существенную зависимость от российских энергоресурсов и рост связей с Китаем, значимость трансатлантической экономики для Германии трудно переоценить, да и в сфере геополитики основные интересы Берлина и Вашингтона совпадают, в частности, в том, что касается России. А главное, Германия всё-таки недостаточно сильна, чтобы возглавить проект создания стабильной и автономной Европы.

(http://www.globalaffairs.ru/number/Dvoinoi-krizis-Evropy-17306)

Приходится признать, что, как отмечено в одной из упомянутых публикаций, для Германии «трансатлантический вариант» выглядит, возможно, не столько наиболее привлекательным, сколько наименее проблемным, поскольку позволяет избежать конфликтов с партнёрами. И не только с США, но и с европейцами, которые боятся возвышения Берлина. Но «реобъединение» Запада вокруг США неизбежно вызовет сплочение не-западных стран и создаст риск новой поляризации мира с непредсказуемыми последствиями. Получается, что для Германии выбор «трансатлантического варианта» может означать потери, значительно превышающие текущие выгоды от сохранения существующего миропорядка.

 

С другой стороны, что-то же вкладывают в лозунг «Больше ответственности!» немецкие политики? В конце концов, кроме Германии, спасти европейский интеграционный проект больше просто некому. А заниматься этим только ради того, чтобы потом принести объединённый Старый Свет «к ногам» Света Нового, довольно глупо. Зачем стараться, если в Америке сильная Европа воспринимается как конкурент, и вся Трансатлантическая  ЗСТ  задумана только с целью нейтрализовать, замкнув на себя, европейскую экономику?..

 

Страница 2 из 3