facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 12:34

Кельнская ночь не изменит политику Германии

Воскресенье, 24 Январь 2016 13:08 Опубликовано в Геополитика

Политика открытости к беженцам бросила немцам вызов быстрее, чем они ждали. За 2015 год  Германия приняла 1,2 миллиона мигрантов, подавляющее большинство из которых -спасавшиеся от войны сирийцы и афганцы. «Мы справимся». Таким был настрой Ангелы Меркель.

Местные власти жаловались на ограниченные возможности по приему мигрантов и административные проволочки, которые тормозили процесс их расселения, профессионального образования и учебы детей. Однако государство пообещало выделить 20 миллиардов евро на интеграцию беженцев. Это породило надежду на то, что с материальными трудностями можно будет справиться. Канцлер отказалась устанавливать верхний предел числа беженцев в Германии (вопреки требованиям премьера Баварии Хорста Зеехофера), положившись на содействие Турции, усиление пограничного контроля на рубежах ЕС и распределение мигрантов по квотам на территории союза.

Тем не менее произошедшие в Кельне события дали новый повод для сомнений в целесообразности политики открытости. Группы молодых людей приставали к женщинам  (поступило даже два заявления об изнасиловании) на глазах у бессильных полицейских. Похожие инциденты (пусть и меньшего масштаба) были и в других немецких городах, Гамбурге и Штутгарте. А большинство правонарушителей оказались иностранцами.

Эффект бумеранга

На первых порах власти пытались успокоить страсти. В кельнской полиции говорили, что ночь прошла «без происшествий». СМИ первые несколько дней предпочли игнорировать события и запретили себе говорить о присутствии беженцев среди нападавших. И только 8 января, спустя более недели после происшествий, было официально признано, что среди подозреваемых могли быть беженцы.

Ультраправые словно с цепи сорвались. Движение ПЕГИДА (Европейские патриоты против исламизации Запада) устроило демонстрации в Кельне. «Альтернатива для Германии» (партия стремится привлечь на свою сторону правый электорат христианских демократов) тоже рассчитывает извлечь из этого выгоду на выборах.

Во избежание распространения пожара правящая коалиция христианских демократов и социал-демократов объявила об усилении арсенала средств безопасности. Законы о выдворении за границу мигрантов-правонарушителей стали жестче. Ранее мигранта можно было выслать только в том случае, если приговор предусматривал не менее трех лет тюрьмы строгого режима, и если это не ставило его жизнь под угрозу. Сейчас его могут выдворить и за приговор в один год, в том числе условно. Активнее теперь будут высылать и нелегалов.

Ценности и нравственность

Германия и, в частности, ее канцлер столкнулись с настоящим вызовом в области ценностей. Ангела Меркель неизменно объясняла политику открытости (а она вызывает недовольство и в ее собственной партии) вытекающим из трагической истории страны гуманитарным долгом. На последнем съезде ХДС в декабре прошлого года ей удалось заручиться девятиминутными овациями. Причиной успеха стало ее выступление, в котором она впервые отошла от математического прагматизма к нравственности. Для оправдания предложенной согражданам «культуры приема» она обратилась к Богу и родине. «Она произнесла по-настоящему консервативную речь в объяснение прогрессивной политики», —написала умеренно-правая газета Die Welt. В ней слишком много востока, протестантства и прогрессизма, говорили о ней критики из ее партии, где ведущие роли традиционно играют католики с запада. Ангела Меркель же теперь застала их врасплох, объяснив христианскими ценностями открытость к гонимым на родине мусульманам.

Канцлер безоговорочно осудила инциденты в Кельне. Нападающие на женщин преступники «должны понести наказание по всей строгости закона», добавив, что беженцы лишатся права на убежище при нарушении законов правового государства. Но не противоречат ли ее слова и ужесточение законов открытости, которую Ангела Меркель проявляет с самого начала волны иммиграции? Противники политики приема беженцев в этом уверены. Но они ошибаются. Потому что все те же ценности человечности, открытости, защиты правового государства, человеческого достоинства и равенства полов подталкивают немецкие власти жестко наказать нарушителей вне зависимости от их происхождения и вероисповедания.

«По моему личному мнению, чувство беспомощности — в данном случае у женщин — совершенно недопустимо, — заявила Ангела Меркель. — И нужно дать четкий сигнал всем тем, кто не хочет уважать наше право». Этический долг и политическая необходимость.

Даниэль Верне (Daniel Vernet)

Оригинал публикации: La nuit de Cologne ne changera pas la politique allemande

Так мы не справимся с проблемой беженцев!

Среда, 13 Январь 2016 01:00 Опубликовано в Геополитика

Список промахов в политике Германии по отношению к беженцам без конца пополняется. Летом, когда начался их прием, в этом еще было что-то благородное, греющий душу пафос добрых дел. Сегодня политики в Берлине в панике. Все партии, включая оппозиционных «левых» и «зеленых», в один голос требуют применения всей «жесткости правового государства», рассуждают о депортациях и ужесточении законов.

Очень немногое из этого можно реализовать: в стране, где действует принцип разделения властей, судьи не обращают внимания на указания политиков. А депортация мигрантов возможна лишь по решению суда. Основополагающая проблема сохраняется: власти ФРГ отказались от контроля на своих границах. Как и прежде, ежедневно в страну прибывают тысячи людей. Никто их не регистрирует, никто не знает, откуда они родом.

Мы говорим о беженцах и понятия не имеем, кто они

Федеральное правительство явно закрывает глаза и на возможность того, что среди более чем миллиона вновь прибывших беженцев могут оказаться и террористы. При этом оно опирается на апологетов мультикультурного общества, которые составляют большинство среди политического истеблишмента и  СМИ. Но вот в Париже в последнюю секунду удалось предотвратить атаку на полицейских. И стало ясно: мы понятия не имеем, кто находится в нашей стране. Застреленный в Париже возле полицейского участка исламист одно время проживал в общежитии для беженцев в немецком Реклингхаузе, сидел в немецкой тюрьме, придумал себе семь биографий. И никто ничего не знал.
Сегодня даже самому ярому приверженцу мультикультурализма должно быть ясно: массовый приток молодых мужчин из североафриканских арабских стран грозит взорвать внутренний порядок в Германии. И не надо их огульно подозревать в терроризме или других преступлениях. Просто масштабы наплыва вновь прибывших только обостряют проблемы интеграции тех мигрантов, кто уже  живет в ФРГ.

В стране меняется политический и эмоциональный климат, причем стремительно. «Нас обманули» — это ощущение отравляет и без того уже тревожные настроения на улице, в городских ратушах, в коридорах власти в Берлине. Не только в Кельне, но и в других городах реальные факты замалчивались и затушевывались под девизом: только бы не допустить связи между массовыми преступлениями и сексуальными домогательствами, которые имели место не только в Кельне, и политикой федерального правительства по отношению к беженцам. Никто не сможет оспорить: страх быть зачисленным в ксенофобы превалировал над опасностью утраты государственного контроля.

Чемпионы мира по поддержанию порядка опростоволосились

Мимоходом новогодняя ночь в Кельне высветила еще одну проблему: немцы, чемпионы мира по поддержанию образцового порядка, грандиозно опростоволосились в организационном плане. Где-нибудь на Балканах люди с удивлением потирают глаза, глядя на хаос в Германии. Сотни тысяч необработанных заявлений о предоставлении убежища, отсутствие контроля на границах и регистрации. И вместо этого — гостеприимство, наивность и надежда, что мы как-то справимся.
Давно ясно: пора что-то предпринять. Министр Герд Мюллер (Gerd Müller) предрекает, что в ближайшие годы в Германию и Европу в целом хлынут от восьми до десяти миллионов беженцев. Кому это знать, если не ему, ведь господин Мюллер — министр по вопросам экономического сотрудничества и развития. Он должен знать, сколько людей в Азии и Африке уже сидят на чемоданах.
Тщетны и все упования на общеевропейское решение проблемы. Все попрятались за закрытыми дверями. Ни Польша, ни Великобритания, ни Франция, ни Венгрия — никто нам не поможет. Немцы могут надеяться только на свои силы. Но начинать надо с того, что, наконец, сказать правду самим себе.
Мы не справляемся, и положение будет только ухудшаться, если не затормозить приток беженцев. Мы должны решить, что мы хотим сохранить: либо Шенген, то есть свободу передвижения в Европе, либо единственный в своем роде немецкий закон об индивидуальном праве на политическое убежище. То и другое одновременно сохранить не удастся.

В Германии пригрозили ввести санкции против Польши

Понедельник, 11 Январь 2016 13:54 Опубликовано в Геополитика

В рядах Европейского союза в первые же дни нового 2016-го года укрепилась тенденция углубления внутренних противоречий и увеличения числа линий противостояния и расколов. Наиболее показательным и одновременно опасным для единства ЕС представляется рост противоречий между Польшей и Германией. В данном контексте следует учитывать, во-первых, лидирующие финансово-экономические позиции Берлина, а во-вторых – традиционное стремление Варшавы играть руководящую политическую роль в регионе Центральной и Восточной Европы в рамках, в том числе, посредством таких инструментов, как «Вишеградская группа» и «Восточное партнерство».

Противоречия между Германией и Польшей вызревали последние годы медленно, но верно. Важной вехой в этом плане стала как раз инициированная Польшей и Швецией программа «Восточное партнерство». Она изначально рассматривалась в качестве альтернативы приему в ряды Евросоюза новых членов и одновременно как средство держать под контролем постсоветские государства на западных и юго-западных границах России. Проект программы был впервые представлен совместно польским и шведским внешнеполитическими ведомствами в мае 2008 года, а сама идея принадлежала лично министру иностранных дел Польши Радославу Сикорскому.

Германия (а также Франция) изначально отнеслись к данной программе весьма скептически, поскольку опасались, что ее участники будут трактовать ее формат расширительно. Иными словами – рассматривать «Восточное партнерство» как гарантии со стороны руководства Евросоюза и ведущих стран-членов ЕС на перспективный прием в ряды этой организации постсоветских республик – в первую очередь, Украины. В Берлине не скрывали, что германское руководство вполне устраивает ситуация, при которой шесть стран-участниц программы «Восточное партнерство» (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина), «у многих из которых сложные отношения с Москвой», не только не входили бы в Евросоюз, но и имели «мало шансов вступить в него в обозримом будущем» (bbc.co.uk).

Польша же изначально исходила из того, чтобы превратить данную программу в своеобразный «трамплин» для ускоренной реализации курса на расширение Евросоюза в восточном направлении. («Eastern Partnership» could lead to enlargement, Poland says // EU Observer, 27.05.2008)  В Варшаве в этой связи апеллировали, в частности, к немецким историческим проектам, в том числе к разработанной в начале XX века Фридрихом Науманом концепции так называемой «Срединной Европы». Последняя понималась как совокупность германских земель, призванных войти в «полную экономическую зависимость от Германии» и охватывала территорию тогдашней Австро-Венгрии и значительные части соседних государств. (Naumann F. Mitteleuropa. Berlin, 1915)

С развитием нынешнего кризиса на Украине различия в подходах Берлина и Варшавы к постсоветскому пространству и принципам взаимодействия с Россией не только не ослабли, но лишь углубились. А в последние недели на них «наложились» неоднозначные тенденции на польской внутриполитической сцене. Новый президент страны Анджей Дуда (избранный при поддержке правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского) предпринял ряд шагов, которые в Берлине расценили как шаги в направлении авторитаризма. Речь идет о подписанных поправках в закон о средствах массовой информации, которые позволяют правительству снимать и назначать руководителей общественных вещателей по своему усмотрению. Кроме того, министр финансов Польши получает право назначать новый состав руководства того или иного издания «до внедрения новой организации государственных СМИ», и он же получает право «адаптировать» уставы государственных средств массовой информации для того, чтобы они соответствовали предполагаемой поправке.

Данные положения подвергли критике на только польские журналисты, но и Европейский вещательный союз, Европейская федерация журналистов и организация «Репортеры без границ», заявившие, что речь идет о неприемлемом для европейских ценностей усилении государственного контроля над средствами массовой информации.(ria.ru)

Кроме того, также подписанные президентом Дудой поправки к закону о Конституционном суде предусматривают, что данный орган, состоящий из 15 судей, будет принимать решения двумя третями голосов против обычного большинства, как ранее. Это способно полностью парализовать его работу – опять-таки в интересах исполнительной власти. Более того, Конституционный суд лишается права самостоятельно прекращать полномочия судей, и сможет отныне лишь направлять соответствующий запрос в Сейм (нижнюю палату парламента Польши).

В ответ на действия польских властей в Германии впервые в новейшей истории Евросоюза на высшем уровне заговорили о введении против Польши полномасштабных санкций. В частности, глава входящей в правящую коалицию фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер заявил, что страны ЕС должны «найти мужество для санкций, если будут установлены нарушения европейских ценностей». «Польское правительство должно знать, что в Европе нельзя нарушать некоторые фундаментальные ценности», - добавил он. Председатель блока ХДС/ХСС в Европарламенте Херберт Реуль также поддержал введение экономических мер против Польши, «если политический диалог не даст результатов».

Скандал уже вышел на уровень Европарламента – который намерен обсудить «польский вопрос» на пленарном заседании 19 января. Глава Европарламента Мартин Шульц заявил в этой связи, что политические преобразования в Польше «противоречат базовым европейским ценностям». Польские власти «рассматривают свою победу на выборах в качестве мандата на подчинение государственного благополучия воле победившей партии» - подчеркнул Шульц (к слову, также представляющий Германию). (ria.ru)

Однако у разгорающегося буквально на глазах германо-польского конфликта имеется еще одной измерение – и связано оно со стремлением польских властей создать блок центральноевропейских стран, а также Великобритании под лозунгами выработки общих подходов к решению проблемы беженцев.  По данным германской газеты Tagesspiegel, президент Венгрии Виктор Орбан и лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский провели 6 января в городке Недзица на юге Польши шестичасовую закрытую встречу, посвященную «актуальной политической ситуации в Европе», а более конкретно – выработке общей линии «в борьбе против общеевропейских квот беженцев и позиции для переговоров с британским премьером Дэвидом Кэмероном». (tagesspiegel.de)

А в качестве ключевого элемента предстоящего торга может выступить согласие руководства Польши на размещение в стране на постоянной основе военной базы Североатлантического альянса. По словам министра обороны страны Антония Мачеревича, данный вопрос будет обсуждаться на предстоящем 8-9 июля саммите НАТО в Варшаве. В настоящее время в отношении Польши действует правило германского вето, позволяющее Берлину блокировать размещение на польской территории военных баз США и НАТО. «На саммите в Варшаве будет принято решение, является ли Польша нормальным, равноправным членом НАТО, и действуют ли по отношению к ней такие же нормы, как и по отношению к Германии, Франции, Бельгии, Нидерландам и другим странам, или же нас рассматривают как государство второй категории» - уже пообещал министр Мачеревич.

По имеющейся информации, в Берлине рассматривают вышеуказанные шаги Варшавы как попытку подорвать политику Германии в вопросах приема беженцев (в частности, систему квотирования), и объединить против Берлина различные страны и политические круги в том числе радикально-националистического толка. Это дает основание прогнозировать не только дальнейшее обострение противостояния по линии Берлин-Варшава, но и возможное смягчение позиции федерального канцлера Ангелы Меркель в отношении России и российской позиции по Украине и другим актуальным международным проблемам.

Зачем Германии экономический союз с Россией?

Пятница, 04 Декабрь 2015 13:49 Опубликовано в Геополитика

Германия призывает Евросоюз подписать новое экономическое соглашение с Россией. Берлин отправил в Брюссель проект декларации, которая содержит предложения по инвестициям в РФ и по сотрудничеству в сфере энергетики. Документ ставит своей целью создание интегрированной экономической зоны от Атлантики до Тихого океана. Предложение содержится в письме министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера еврокомиссару по торговле Сесилии Мальмстрём, указывает газета The Financial Times, которая ознакомилась с посланием. ft.com

Предлагаемый документ должен помочь предотвратить крупные проблемы, которые могут возникнуть у Евросоюза с Россией после вступления 1 января 2016 года в силу торгового соглашения между Европой и Украиной. Москва неоднократно подчеркивала, что это соглашение обязательно затронет Россию, и призывала сделать все, чтобы избежать его негативных последствий. Осенью прошлого года РФ ввела торговые пошлины на украинские товары. А отказ Виктора Януковича осенью 2013 года подписать торговое соглашение с ЕС стал поводом к протестам и насильственной смене власти на Украине. "Содержанием этой декларации мы могли бы откликнуться на пожелания России и начать более тесный обмен мнениями по вопросам энергетики и защиты инвестиций, даже если (торговое соглашение ЕС - Украина) их напрямую не затрагивает", - говорится в письме Штайнмайера. Кроме того, это позволит поставить вопрос о сотрудничестве между ЕС и Евразийским экономическим союзом. Штайнмайер оговаривается, что все эти процессы должны проходить в "комбинации с мирным решением конфликта на востоке Украины" (напомним, из-за ситуации на Донбассе Запад ввел санкции против РФ). Штайнмайер заявил, что канцлер Меркель одобряет его инициативу. При этом письмо не распространялось среди государств - членов ЕС официально. Его программа - политическая декларация, а не юридически обязывающее трехстороннее соглашение, комментирует The Financial Times.

Однако, сам факт появления подобного документа может свидетельствовать о целом ряде целей, которые преследует Германия. Во-первых, призыв к налаживанию экономического диалога с Москвой – явный реверанс в сторону крупного немецкого, да и европейского бизнеса, который серьезно пострадал и от европейских санкций в отношении России, и от ответных действий Москвы. Хорошо известна позиция немецких деловых кругов в отношении санкционной политики Брюсселя против Москвы. Президент немецкого так называемого «Восточного комитета» ( Объединения 6000 немецкий компаний, работающих в России и странах восточной Европы) Экхард Кордес, еще полтора года назад выступил с заявлением, в котором назвал нынешний кризис "ядом" для условий ведения бизнеса в России. vedomosti.ru Позже, весной текущего года, немецкий парламент обратился к Ангеле Меркель с просьбой пригласить Владимира Путина на саммит «большой семерки», который проходил в Германии в июне. Соответствующую просьбу озвучил лидер «левой» фракции в Бундестаге Грегор Гизи. Позицию Гизи опубликовали в немецком издании DPA. «Россия сыграла огромную роль в Иранском вопросе по ядерной программе и химразоружению Сирии. Владимир Путин остается значительной политической фигурой на международной арене. G7 вновь должна стать «Большой восьмеркой». Изоляция РФ сомнительна и ничего кроме вреда мировому сообществу не приносит», - считает Гизи. Кроме того лидер «левых» заявил, что санкции в отношении России должны быть сняты. Вопрос по Украине нужно решать политическим путем с учетом интересов всех сторон. eer.ru А уже в ноябре этого года почетный консул РФ в земле Баден-Вюртемберг Клаус Мангольд заявил на встрече делегации немецких бизнесменов федеральной с министром экономического развития РФ Алексеем Улюкаевым, что санкции — это политика, "но у бизнеса тоже, конечно, есть свои интересы". "Мы, конечно, не станем критиковать наше правительство, но мы будет делать все возможное, чтобы в следующие месяцы попытаться изменить санкции, чтобы они отражали текущие реалии", — заявил глава делегации. "Мы должны работать, чтобы как можно быстрее в сфере финансов и других областях нормализовать ситуацию", — добавил он. ria.ru

В общем, немецкий и европейский бизнес несет убытки и лоббирует отмену санкций. И документ Штайнмаера в этом смысле может оказаться важным инструментом их отмены или, что пока более вероятно, их минимазации. Во –вторых, очень похоже, что говоря о сотрудничестве между ЕС и Евразийским экономическим союзом, Германия демонстрирует известную фронду по отношению к переговорам по созданию Трансатлантического Торгового Партнерства с США. Формально, Германия - чуть ли главный лоббист подписания этого договора с США. Летом этого года в одном из телеобращений канцлер Германии Ангела Меркель заявила: "Соглашение о зоне свободной торговли с Соединенными Штатами может стать крайне выгодным для создания рабочих мест, товарообмена и прежде всего - для создания рабочих мест в Германии". Меркель с этим проектом очень торопится. В интервью газете Suddeutsche Zeitung она отметила важность трансатлантического партнерства и выразила надежду на то, что Евросоюзу удастся подписать договор о зоне свободной торговли с США в период президентства Барака Обамы. vestifinance.ru Но Бундесканцлер не может не учитывать общественного мнения и своей стране и в Европе, в целом. 10 октября этого года в Берлине состоялась крупнейшая за последние годы демонстрация против TTIP — соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership). В ней приняли участие до 250 тысяч человек, приехавших со всей Германии. Среди основных угроз, связанных с TTIP, протестующие называют распространение генетически модифицированных продуктов, наступление на права трудящихся и варварскую эксплуатацию природы, в том числе добычу нефти и газа методом разрыва пластов. Кроме того, они указывали на растущее влияние американских концернов и серьезную опасность, нависшую над европейской демократией в связи с планируемым созданием международных арбитражных судов. Выйти из ТТIP, отмечают они, впоследствии будет невозможно юридически, для этого нет соответствующего механизма, так же как для выхода из еврозоны. Велики опасения, что в случае подписания соглашения Европа будет полностью подчинена экономической, политической и культурной гегемонии США. Особую тревогу вызывают тщательно скрываемые в проекте документа пункты об интеллектуальной собственности. Так называемая «гармонизация» копирайта по англосаксонским стандартам с большой долей вероятности приведет к потере интеллектуальных прав отдельных авторов и стран, подчинит их гигантам транснациональной индустрии — в прессе, музыке, кино и других областях. Этот сектор составляет только во Франции 3,2% ВВП (57,8 миллиарда евро), что превышает показатель автомобильной индустрии. inosmi.ru 

Как ранее отмечал экс-глава МВФ Доминик Стросс-Кан, США создают под своим контролем «две торговые челюсти» — транстихоокеанскую и трансатлантическую, в которые они зажмут других мировых конкурентов, в первую очередь Китай. И если первый пункт американцам почти удалось реализовать, то борьба за трансатлантическое соглашение еще не закончилась. И письмо Франка-Вальтера Штайнмайера может быть попыткой «выскочить» из хватки американских «торговых челюстей», пока она еще не оказалась мертвой. Ведь как писал Никола Макиавелли «горе тому, кто умножает чужое могущество, ибо оно добывается умением или силой, а оба эти достоинства не вызывают доверия у того, кому могущество достается».

Страница 1 из 3