facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:52

 

В период евромайдана в украинских экспертных кругах обсуждались различные идеи стабилизации и сохранения государства Украина. Среди предложенных тогда рецептов:

- как вариант снижения градуса политического и внутриэлитного конфликта - децентрализация, либо даже федерализация, но в режиме де факто, то есть, раздел регионов между разными политическими силами и группировками. (Например, отдать Тернополь «Свободе» Олега Тягнибока, признать вотчинами Петра Порошенко (тогда еще не президента) Винницкую область, Виктора Балоги – Закарпатскую область и т.д.)

- как вариант спасения Украины от дезинтеграции – назначение олигархов губернаторами  на те области, где сосредоточены их объекты. Кто, как не олигархи четко понимает свой интерес и знают его цену.

Украинские олигархи действительно оказались хорошо мотивированы на защиту государства. Одни проявили себя в качестве «супер тренда» - открыто взяли под контроль область, заявляют личную позицию по ситуации в стране, обеспечили себе полную автономность от Киева (Днепропетровская область – Игорь Коломойский); другие, далекие от территорий вооруженного конфликта действуют в тренде, но, одновременно, и в старой украинской традиции – втихую прирастают активами, наполняют властные кабинеты регионов своими людьми, закулисно торгуясь с руководством страны по поводу политической поддержки в областях и парламенте (Закарпатье – Виктор Балога).  

Фигура  губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского стоит особняком. Он задействовал все возможные ресурсы – от административных мер, давления на центр, финансирования нужд области из собственного кармана, до создания частной армии и полной автономности в принятии решений в своей «вотчине». Столь смелый способ действий обусловлен рядом факторов.  Днепропетровская область граничит с Донецкой, а на Юго-Востоке Украины находятся ключевые предприятия Коломойского: Стахановский, Запорожский и Никопольский ферросплавные заводы, Кременчугский НПЗ. В самом Днепропетровске - сердце империи Коломойского - крупнейшая на Украине финансово-промышленная группа «Приват» (банковский сектор, нефтехимия, торговля нефтепродуктами, металлургия (ферросплавы) и др.),

Пользуясь ситуацией «прифронтовой области», которая позволила добиться автономности, создавать частные военизированные формирования, содержать подразделения армии и силовиков, Коломойский и его люди стали, одной из главных,  внутренних угроз для Президента Порошенко. Пользуясь «необходимостью военного времени» губернатор и его замы подчинили областной администрации все структуры власти, в том числе и подразделения силовых ведомств. Ситуацию великолепно иллюстрирует интервью Геннадия Корбана - заместителя и давнего бизнес-партнера Коломойского (https://www.youtube.com/watch?v=TrWA-ITn8Eo). Сомнительно, что команда губернатора готова отказаться от использования этих возможностей в дальнейшем, как в политической борьбе, так и в борьбе за собственность.   

Кроме необходимости защиты активов, Коломойским движет стремление к экспансии. Уже давно фиксируют рост его политического влияния на Одесскую область, что также обусловлено экономическими интересами – экспорт ферросплавов предприятий олигарха идет через порт «Южный». Но особенно ярко это стремление проявилось в заявлении Коломойского, сделанном 4 марта, на заседании парламентской комиссии по приватизации, о необходимости пересмотреть итоги нечестной приватизации в Украине. Это, на первый взгляд, опрометчивое для самого олигарха, заявление, таит много тех самых деталей, в которых кроется дьявол, и которые открывают широчайшее поле возможностей для политического и экономического торга. Например: предприятия госкомпании «Укррудпром» покупали практически по номинальной цене. На этом фоне предложение Коломойского национализировать эти предприятия с возвратом выплаченной суммы выглядит просто издевательством, исходя из нынешнего валютного курса. Очевидно, что многоходовая комбинация имеет целью использовать национализацию как средство для реприватизации.

Нынешняя позиция Коломойского может с одинаковой степенью вероятности (на настоящий момент) привести его как к усилению, так и к политической, и экономической изоляции. Сейчас Коломойский достаточно силен, он не только контролирует две области, владеет общеукраинскими СМИ, но и «кормит с руки» политические структуры, в том числе  известный «Правый сектор».  Однако, история независимой Украины уже не раз давала примеры резкого усиления региональных олигархических групп, за которым следовал их сокрушительный уход в небытие, либо растворение в политическом или бизнес-пространстве.

Между тем, днепропетровский губернатор только готовится к экспансии, выстраивая защиту своих активов и присматриваясь к чужим. Например, к имуществу Рината Ахметова, основные активы которого остались на территориях ДНР и ЛНР.

После последних парламентских выборов на Украине, смены профильного министра и менеджмента госкомпаний, Ахметов лишился своего влияния на энергетическую отрасль. Для крупнейшего частного игрока на рынке это означает изменения правил игры на рынке. И первые ласточки уже есть – компании Коломойского подают иски о законности приватизации государственных генерирующих компаний, государство в лице комиссии по регулировании энергоотрасли распорядилось не платить компании группы ДТЭК – «Схидэнерго» - за выработанную электроэнергию, так как её станции находятся в территориях ДНР и ЛНР.  Наивно предполагать, что Ахметов не будет бороться за свои активы, обустраиваться (в политическом смысле), в частности, в Запорожской области, куда переведены из Донецка головные офисы его компании. Будет он искать и союзников – в политике, и в бизнесе – один Коломойский на всю страну никому не нужен.

Всех регионализированных украинских олигархов будет объединять одинаковая стратегия:

- укрепление в своих регионах – политическое и экономическое;

- стремление к экспансии в другие регионы, как линия торга с центром;

- торги с центром, как по линии политических сил, так и с властью  - по поводу грядущих парламентских выборов и будущих президентских;

- борьба и союзы друг с другом, и с коллегами-олигархами, не имеющими жесткую региональную привязку.

Ответ центра на тренд федерализации  – попытка заставить олигархов тратиться на свои регионы, что может отчасти снизить их давление на центр, сохраняя при этом унитарную форму государственного устройства. Подписанный президентом Порошенко 1 марта закон «Об основах государственной региональной политики», который   определяет новые приоритеты развития регионов. Ключевая идея закона – децентрализация, однако, это не решает проблему усиления самостоятельности регионов страны в ближайшей перспективе. На Украине боялись и продолжают бояться слова «федерация». Когда-то, еще на заре возникновения этого государства речь шла о том, чтобы создать федерацию, но побоялись. Поэтому было решено создать унитарное государство. И понимание того, что политика все эти годы не способствовала формированию единого государства, приводит к тому, что власти не решаются на федерализацию и говорят о децентрализации.   

Так называемая децентрализация нужна центру и для снижения размеров государственной ренты в пользу  олигархов, которые все время существования Украины предпочитали получать госдотации на свои приватизированные активы, выделяя при этом минимум на социальные нужды территорий. Сохранение унитарного государства необходимо центру и для сохранения власти над территориями.  Закон «Об основах государственной региональной политики» дает центру весомые рычаги влияния: «государственная поддержка регионального развития за счет средств госбюджета, в частности, государственного фонда регионального развития осуществляется в соответствии с Бюджетным кодексом». А Бюджетный кодекс закон высшего уровня, имеет приоритет над остальными законами, то, есть – не будет у области лоббиста, отстаивающего интересы области в бюджете – не будет средств. 

Но несмотря на все усилия центра в ближайшее время Украину, похоже, ждет федерализация де факто, когда регионы страны под воздействием лидеров местных политических и бизнес-элит будут выходить из подчинения центральному руководству. Страну вновь ждет период борьбы олигархических партий с идеологическими. Важная черта современности – в эту борьбу будут вовлечены радикалы и «комбаты», которые готовы и к вооруженной борьбе.

За этим этапом может последовать процесс вынужденной консолидации, так как бизнес-интересы будут требовать технологических, транспортных цепочек. Понимание того, что эти «княжества» самостоятельно существовать не смогут, приведет к поиску объединения вокруг Киева.

Олигархам нужна Украина – как страна, обеспечившая им выгодные условия приватизации, возможность политических игр на всех уровнях, возможность получения государственных дотаций на частные предприятия, им нужна страна опутанная филиалами их банковских учреждений, сетями супермаркетов и телекоммуникационными сетями. В удельных княжествах можно владеть, но делать деньги имеет смысл во всей стране и,  по возможности, с помощью западных кредитов, на которые может претендовать только Киев.

 

А пока сами олигархи намерены бросить Украину в период «удельных княжеств» и «междоусобных войн», за которым неизбежно последует период смутного времени.

 

 

Гражданская война на территории Восточной Украины является ярким примером мистификации информации со стороны СМИ; на Западе месяцами или вообще не поднимали эту тему или же была показана только одна версия, а именно версия Киева.

Очень важно  осуществлять «поиск истины», используя психологические методы, чтобы разоблачить мистификацию, которая кроется за каждой войной.

Об этом нам рассказала психолог Сара Реджинелла 24-ого февраля 2015 на конференции "Украина, война в Европе", которая состоялась в престижном университете города Мачерата, где я собственнолично присутствовал  в качестве корреспондента из Донбасса.

Конференцию организовали и активно участвовали  психологи и психотерапевты Николетта Мажжитти и Даниэла Силвестрелли. Приглашенными специалистами на  видео-конференции выступали Ирина Дроздова, профессор  кафедры психологии ЮФУ г. Ростов на Дону;  д-р Валентин Пехтертев, психиатр и психотерапевт клиники медицины и психологии в Донецке.

Доктор Сара Реджинелла дала мне интервью в котором поделилась своим теоретическим подходом.

- Доктор Реджинелла, Вы создали эту психологическую теорию для решения международных конфликтов, расскажите, пожалуйста, о чем идет речь? Как теория может быть применена к конфликту в Донбассе?

- Я применила к международным конфликтам некоторые психологические аспекты системного подхода в психологии, начиная с идеи о том, что некоторые  процессы, которые мы наблюдаем, как психотерапевты, в клинической работе с семьями, аналогичны процессам, которые  присутствуют в международных конфликтах. Последние, в свою очередь, могут быть отражены в реляционных механизмах, как  между частными лицами, так и внутри самого человека.

В любом конфликте отношений  два противоположных взгляда приводят к  столкновению. Чтобы прийти к решению, необходимо представлять обе точки зрения участников конфликта. В Европе, касательно конфликта на Украине, была представлена, в основном, только одна, а именно западная точка зрения. Этот тип дихотомического мышления, поляризованный в одном положении, и противопоставляющий себя комплексному мышлению, является основой любого конфликта, и такое мышление используется в детском возрасте. Вернемся к  конфликту, который произошел в феврале 2014, когда западные политики поддержали протест на Майдане, что напоминает нам процесс коалиции с одной стороны против другой, процесс, который наблюдается в некоторых патологических реляционных системах. Затем последовал разрыв с Юго-Восточной Украиной, с целью начать войну, в которой мы можем наблюдать механизмы мистификации, диссоциации и дисконформации чужой точки зрения,  механизмы процессов, как правило, вызывающие психоз.

- Как Вы пришли к развитию этой инновационной теории?

- Конфликт в Донбассе был невидим в Европе в течение длительного времени, благодаря дефицитным средствам массовой информации и неправительственным организациям Запада, которые  мало что об этом говорили. Каждый день я следила за российскими СМИ и видео-роликами в YouTube, которые передавали новости, касающиеся бомбардировок городов.  Не находя почти никогда эти новости в западных СМИ, мне довелось на какое-то мгновение засомневаться  в своем восприятии. Если  на личном опыте можно получить такое затуманенное  воздействие, я подумал, что, возможно мы живем в виртуальной  социальной системе,  подпитанной  механизмами "мистификации", теми же самыми, которы мы, терапевты, наблюдаем в системных отношениях психотического характера.  На сегодняшний день многие из видео, которые я наблюдал на YouTube, были затемнены, как будто и не произошло этих бомбардировок.

- Какие средства возможны для вмешательства?

- Среди возможностей, я хотелa бы упомянуть о важности повышения осведомленности среди  европейской части населения, делая упор на то, что обе точки зрения должны быть услышаны. Если бы вторая точка зрения, в данном случае,  российских СМИ, была услышана еще в мае, все европейцы узнали бы о беспощадной резне русскоязычного населения Донбасса. Параллельно, необходимо сообщить о важности  работы поиска правды. Например, если сегодня большинство населения планеты считает, что в Киеве произошел переворот, я считаю важным, что эта точка зрения должна быть представлена в Европе. Так же, я думаю, важно представлять взгляды населения Украины, которое боролось за идеалы и отстаивало Майдан. Иногда противоположные истины могут сосуществовать.

- Какая целевая аудитория людей, которые могут извлечь выгоду из Вашего психологического подхода?

- Прежде всего -  это семьи, которые были разделены из-за политических разногласий, связанных с началом конфликта. Кроме того, все выиграют от более широкого использования  комплексного мышления.

- Каковы перспективы для применения Вашей теории?

- Я надеюсь на  эксперимент в других контекстах, как это произошло в университете города Мачерата, где можно поставить под сомнение реальность слишком часто "виртуальную" и однозначную, в которой  мы живем на Западе. На практике необходимо выслушивание противоположной стороны, с системной точки зрения.  Польза была бы также от обменов между гражданами разных стран. Все это также будет возможно в обобщении с другими конфликтами. Этот первый эксперимент, проведенный с ценной поддержкой психотерапевтов Силвестрелли Даниэла и Николетта Мажжитти, был по достоинству оценен публикой. Продолжая работать в этом же направлении, будет интересно исследовать более подробно некоторые изоморфизмы, наблюдаемые как социальный баланс между народами и психологическими динамиками — отношения между людьми, наблюдаемые со стороны пацифиста.

 

Видео "I'am Italian - Donbass" является компендиумом  описанной выше теории.

 

 

Русские субтитры: https://www.youtube.com/watch?v=FVtHKArpYHQ

 

Битва за украинский чернозем

Четверг, 19 Март 2015 08:54 Опубликовано в Экономика

 

"Для Фредерика Муссо, директора калифорнийского исследовательского центра "Институт Окланда", занимающегося вопросами продовольственной безопасности, ситуация предельно ясна: Запад хочет заполучить украинскую землю. И это никакая ни метафора", - пишет экономический обозреватель немецкой газеты Die Zeit Александра Эндрес: в двух новых докладах сотрудники института задокументировали, насколько высок интерес крупных западных, в том числе американских, концернов к украинскому чернозему.

В числе упомянутых в докладах оказались концерн Monsanto, критикуемый за использование генно-модифицированных семян, агрокомпания Cargill и химический концерн DuPont. В последнее время, по данным Муссо, западные компании "настолько сильно повысили свою инвестиции в Украину, что это практически равносильно передаче контроля за украинским сельским хозяйством западным концернам". А западные финансовые организации вроде Всемирного банка или МВФ, по его словам, поддерживают "интересы капитала посредством своей политики".

"Борьба за контроль над сельскохозяйственным сектором стала решающим фактором в крупнейшем конфликте между Западом и Востоком со времен холодной войны, - считает директор "Института Окланда". - То, что бывший украинский президент Виктор Янукович выступил против сильной интеграции Украины на Запад, сыграло ключевую роль в украинским кризисе".

Вообще, интерес иностранных инвесторов у украинской земле так явно обозначился после международного продовольственного кризиса 2007-2008 годов, когда украинское правительство на короткий срок приостановило экспорт сельхозпродукции, в результате во многих странах мира подорожал хлеб, а в некоторых произошли голодные бунты, говорится в статье.

Украина, как напоминает издание, является третьим по величине поставщиком кукурузы в мире и седьмым - пшеницы и продает свою продукцию в страны Северной Африки и Ближнего Востока. Суммарно украинские плодоносные земли заниманию 32 млн. га - это примерно треть всех пахотных земель Евросоюза.

 

Источник: Die Zeit

 

Война на Украине приобретает черты «гражданской войны с глобальным контекстом» - наподобие войны в Испании 1936-1939 годов или нескольких вооруженных конфликтов в Афганистане в 1979-2015 гг. Во всех этих случаях речь идет не о локальных гражданских конфликтах во имя «местных» интересов. Во всех этих случаях гражданские войны становились местным выражением идеологических коллизий мирового масштаба. Между нацизмом и левыми силами – в Испании, между поднимающимся воинствующим исламизмом и европеизированной частью мира – в Афганистане (сначала в роли «европеизатора» выступал Советский Союз, потом – западное сообщество наций, но ответ исламистов на оба этих вызова был одинаковым). Недаром в обеих этих войнах участвовали тысячи добровольцев из-за рубежа.

Конфликт на Украине тоже оказался местным выражением мощных мировых коллизий, он заставил мобилизоваться людей, явно далеких от российско-украинских противоречий. Об этом говорят сообщения от очевидцев о «нескольких сотнях» добровольцев из западных стран, сражающихся на стороне ДНР и ЛНР. Сравнимые (если не большие) контингенты западных добровольцев (а теперь еще и американских и британских инструкторов) действуют на стороне киевского режима. Об этом в частности, рассказала испанская El Pais, приводящая слова некоторых из восьми арестованных испанских «интербригадистов» из возглавлявшегося прежде Стрелковым батальона «Восток».  «Их там были целые сотни, из разных стран, больше всего из Сербии и Франции»,- цитирует издание показания арестованных добровольцев, не получивших за участие в войне ничего, кроме кормежки и крыши над головой (даже авиабилеты до Киева и до Москвы испанцам пришлось оплачивать самим).

http://politica.elpais.com/politica/2015/02/27/actualidad/1425044924_696253.html

Трудно поверить, что жителей Мадрида и Барселоны мог за живое задеть вопрос о статусе русского языка на Украине. Жалость к убиваемому населению тоже не является главным фактором – конфликты в Югославии иди Карабахе были еще более кровавыми. Но ни в одной из войн на постсоветском пространстве и Балканах после 1991 года войн добровольцы из дальнего зарубежья не засветились в таком количестве, как в украинской войне. Иностранцы в них участвовали, но в основном это были соседи, имевшие основания без всяких там идеологий поддержать этнически близкую сторону конфликта. В молдавско-приднестровском конфликте участвовали россияне (из соображений солидарности со славянским Приднестровьем), в грузино-абхазской войне абхазов поддержали другие народности Северного Кавказа – опять же из симпатий по этническому и языковому принципу. Карабахская война в целом не пробудила граждан других стран ни к какой активной деятельности  – за исключением армянской и азербайджанской диаспор за рубежом. Что же такое важное для мира стоит на кону в украинской войне, что люди оставляют работу и безопасность ради риска и страданий? Какие ценности защищают иностранные бойцы, сражающиеся за свободу Донбасса от нового киевского режима?

Возможно, сам того не желая, ответ на этот вопрос дал польский министр иностранных дел Схетына, заявивший в интервью, что помощь новому киевскому режиму и санкции против России являются «символом солидарности Запада» и что они показывают – «совместные действия свободного мира еще возможны… причем участвуют в них не только члены ЕС».

http://www.nzz.ch/international/europa/fuer-staerkere-nato-praesenz-an-der-ostflanke-1.18495346?extcid=Newsletter_05032015_Top-News_am_Morgen

Вот этим-то «совместным действиям» Запада и пытаются столь же совместно противостоять добровольцы из стран ЕС в ДНР и ЛНР. Они противостоят не великой европейской культуре, а экспансии все более закрытых и безальтернативных ИНСТИТУТОВ Запада, подминающих под себя суверенитет многих стран Европы, а теперь и Украины. Эти институты (прежде всего НАТО, но порой не меньший энтузиазм проявляют и Европарламент, и Еврокомиссия) имеют своей конечной целью ликвидацию российского суверенитета.  Национальный состав западных добровольцев объясняется тем, что особенно болезненно потерю самостоятельности своих стран ощущают в странах – «донорах» добровольцев, то есть во Франции, Испании и в Сербии, управляемой ориентированным на ЕС правительством. Причем в отстаивании суверенитета европейских государств согласны и интербригадисты левые, и интербригадисты правые: без суверенитета невозможны ни близкие сердцу левых программы помощи малоимущим, ни поднимаемая на щит правыми культурная самобытность.

Как когда-то в Испании столкнулись нацизм и альянс левых (социалистов и коммунистов), так теперь на Украине глобалистский проект сталкивается со сторонниками национального суверенитета и ТРАДИЦИОННЫХ европейских ценностей (причем сохранение уважительного диалога с Россией как с европейской страной – часть этих самых европейских ценностей, и очень давняя). Жестокость войны стала отражением остроты этого конфликта. И неслучайно арестованные в Испании добровольцы Рафаэль Муньос Перес и Анхель Давилла-Рибас (оба молодые люди с возрастом едва за двадцать) фотографировались в Донбассе с флагом сражавшегося против Франко республиканского правительства Испании 1936-1939 гг.

Так же, как и в случае с испанской гражданской войной, одна из сторон (как когда-то фашистские Германия и Италия) помогает своим клиентам на Украине открыто, а современные «интербригадисты» вынуждены скрываться (арест испанской «восьмерки» подал сигнал всей Европе). И, судя по интервью европейских чиновников, любое окончание конфликта на Украине не отменит отмеченную еще американским исследователем Сэмюелом Чарапом главную коллизию отношений между Россией и Западом. Вот она, эта коллизия, ставшая главной причиной украинской войны: нерешенным остается вопрос о том, до каких пределов в Европе может расширяться зона неограниченного влияния Запада и какими средствами эта зона может двигать себя дальше на восток? 

В том же интервью польский министр Схетына отмечает, что всего полтора года назад в Польше действовал лишь десяток советников и инструкторов НАТО, а «сейчас их многие сотни»; отмечает он и тот факт, что принятое на саммите НАТО в Ньюпорте решение о создании корпуса быстрого реагирования – лишь первый шаг к созданию системы опорных пунктов по периметру российских границ, включая и российско-польский участок границы. Площадка для нового конфликта создается широкая. По сравнению с ним война на Украине может выглядеть столь же карликовой, какой теперь там видится испанская война 1936-1939 гг. по сравнению со второй мировой.

Страница 8 из 14